Coil

Интервью журналу Convulsion в январе 1992го года

Как лучше всего представить вам Coil? Cовсем не удивлюсь, если вы ничего не знаете об этих двух таинственных людях, спрятавшихся от мира в доме в западной части Лондона. Одним чудесным весенним утром мы разговариваем с Peter Christopherson (для друзей просто Sleazy), бывшим членом Throbbing Gristle, сидя в его уютном убежище. К сожалению, John Balance, менее приземленная половина Coil, нездоров, поэтому у нас не вышло поговорить обо всех странностях, которыми он так славится. Тем не менее, это самое длинное интервью в данном номере Convulsion, так что я лучше начну.

 


Чем вы занимались после LSD?

Мы стали делать больше музыки для видео. Мы сделали запись для видео по массажу, снятому под руководством Sarah Dale. Она была проституткой и арендовала дом Norman LaMont's в Mayfair. Прямо сейчас мы пишем звуковую дорожку для видео по безопасному сексу, которое спонсирует фонд Terrence Higgins. Музыку, которая должна быть эротичной, и при этом идти фоном, сделать довольно сложно, но тем интересней, потому что это прямое развитие идеи How to Destroy Angels, наших ранних ритуальных вещей, которые были очень абстрактными. На самом деле, мы просто делаем ремикс, или несколько ремиксов одной вещи Steve Stapleton, намного более современной и тяжелой по электронике.

Нам всегда нравится делать саундтреки, потому что это один из способов направить звуковую информацию прямо в подсознание. Когда смотришь фильм или видео, осознаешь визуальное содержание, а у звука есть шанс проскользнуть прямо внутрь. Иногда мы любим писать более импровизированную музыку, и тот альбом, которым мы как раз начинаем заниматься, будет намного более непосредственным. Мы надеемся выпустить его к Рождеству. Это не совсем танцевальный альбом, он станет импрвизацией в том смысле, что по идее будет намного спонтаннее. Хотя и будут вещи, на которых можно сосредоточиться, он будет проще и маниакальнее.

Много музыки Coil было использовано в фильмах. Один фильм должны были показывать на лондонском фестивале лесбиянок и педиков, но, кажется, его отменили в последнюю минуту. Может быть, он был слишком вульгарным, не знаю. Это вроде как ВИЧ-версия "Тельмы и Луизы". Там два парня ездят по Америке и взрывают кого попало, в том числе и себя в самом конце. Мы писали музыку и для других некоммерческих фильмов, но чаще всего получалось так, что люди брали наши записи и вставляли их в саундтреки или ремикшировали их или еще что-нибудь такое. Но я бы хотел поработать над саундтрэками еще, это действительно интересно.

Поговаривали, что вы собирались делать саундтрек для 'Naked Lunch', что там случилось?

Cronenberg всегда работает с парнем по имени Howard Shore, а он очень прямолинейный. Он хороший композитор в своем жанре, и, поскольку Cronenberg хочет, чтобы его фильмы становились шлягерами, то лучше работать этим композитором. Мы хорошо знакомы с Burroughs, его как бы компанией, и со всеми остальными людьми. Они нам позвонили и сказали, ну, почему бы вам не вызвонить Cronenberg или Gus Van Sant, они сейчас занимаются сценарием для Wild Boys, может быть интересно, а может быть нет. Я сегодня собираюсь посмотреть новый фильм Van Sant (My Private Idaho), так что я попозже расскажу, что о нем думаю. По идее, должно быть очень неплохо. Так что действительно хотелось бы заняться этим, но музыка, которую мы делаем, не попсовая, поэтому тяжело уговорить дорогие голливудские компании прибегнуть к нашей помощи просто потому, что мы не подходим. Дело совсем не в компромиссе, то есть, я не смог бы написать такую музыку, какую пишет Howard Shore даже если бы я этого захотел, потому что у него традиционная классическая подготовка, и у него есть все связи.

С момента выхода LSD прошло немало времени, как с ним сложилось?

Все прошло очень хорошо. Нам в этой стране всегда тяжело, в основном из-за прессы, потому что они всячески игнорируют любое упоминание о нас. То ли боятся потерять лицо, то ли кто его знает. Не знаю, почему, но пресса на нас не обращает внимания, Тогда как в Америке и Европе нам уделяют много внимания. Мы получаем буквально тонны интервью, факсов, статей и обзоров.

В той или иной форме мы существуем уже долго, и сказывается очень однобокий консервативный подход к жизни, и вообще все эти разговоры о музыке indie как о чем-то независимом и новом - откровенная ложь. В хит-парадах indie ничего нового нет, это все та же музыка, которая была в 1972 году. Надеюсь, что после выборов все поменяется, и, чем радикальнее будут изменения, тем лучше.

Что случилось с CD избранных вещей из LSD? Когда он выйдет?

Мы все еще работаем над ним, это будет всего лишь сборником того, что было записно раньше. Так получается, что когда мы перебираем архив записей и слушаем старые версии, вдруг проявляются новые мысли, и мы до сих пор этим занимаемся, но планируем отослать альбом на завод для печати в течение нескольких недель. Нас буквально все отвлекает, влияние... по идее я не должен говорить о химикатах... в общем, влияние чего угодно нас отвлекает. Еще эти видео проекты...

Чем вы занимаетесь, когда не работаете в Coil? Как я понимаю, вы делаете видео...

Сейчас я управляю компанией. Мы занимаемся рекламными роликами, и еще мы сделали видео для Gavin Friday из Virgin Prunes. В нем есть интересные моменты, хотя некоторые интересные эпизоды, к сожалению, показались маркетологу из Island слишком сильными. Он их не разрешил включить, и поэтому получается не настолько мощно, насколько может быть.

Хотели бы вы спродюсировать собственные видео для своей музыки?

Очень хотел бы, но все упирается в деньги. Если только видеопроект не очень простой, сделать его довольно дорого, а видео и фильмы, которые я делаю, оказываются дорогими, потому что я часто снимаю в странных местах или непривычные вещи. Coil выпустит сборник всех клипов, которые мы сделали, вместе с некоторыми другими. В сумме получится пять или шесть, the Wheel & the Snow и т. д., Windowpane снималось на севере Таиланда в Золотом Треугольнике. Мы сняли видео в той местности, где Шаньские наркотические короли меняли опиум на золотые слитки.

Вы часто ездите в Таиланд?

Каждый год. Это одно из мест, где барьер между реальным и надуманным намного тоньше. Не нужно обкуриваться, чтобы начать осознавать иное положение вещей, а достаточно просто пройтись по улице, и обязательно почувствуешь плотную атмосферу. Это может быть религиозная атмосфера, или атмосфера физического восторга, просто это такое мощное место. Поэтому нам там нравится во всех отношениях.

Очень жаль, что мы живем в стране, где многое незаконно. Причем, без всякой необходимости. Все знают, что в этой стране нельзя кое-что делать или обсуждать, но всегда можно найти такие места, где это происходит, и есть целый класс умных наркотиков, которые пока еще не запрещены здесь, и от которых вообще-то кайф не ловишь, но они улучшают восприятие и память.

А что вы можете порекомендовать в отношении таких наркотиков?

Parasatan, немного похож на Choline, но только лучше. Его используют для профилактики болезни Альцгеймера, так что он определенно влияет на ясность восприятия и понимания. По идее, он должен улучшать связь между полушариями мозга. Проблема в том, что когда перестаешь его принимать и становишься снова таким, каким был, думаешь Боже, потому что перестаешь запоминать слова. (Ментальная зависимость?...) В некотором роде так.

Их уже сто лет выдают разным армейским шишкам. Армия - это тестовая лаборатория для всех этих средств, так что они должны знать об их воздействии. Но FDA, американская ассоциация по лекарственным средствам, решила, или объявила, что Parasatan на самом деле имеет незначительные побочные эффекты, и, следовательно, не может быть запрещен, нет причины его запрещать, но они явно его не пробовали. Эффект от него именно такой, как я сказал.

Каково ваше мнение о запрете наркотиков?

Существует система контроля, которая, с одной стороны, мешает нормально проводить время, а с другой стороны, закрывает глаза, позволяя полиции брать взятки. Это происходит потому, что они хотят, чтобы люди продолжали ширяться или еще чего. Не думаю, что можно по-другому это обьяснить.

Что держит вас в Британии, если здесь такая дерьмовая погода?

Я думаю, и во мне, и в Англии есть что-то извращенное. То есть, я говорю о себе, но имею в виду нас обоих. То, что здесь так херово, заставляет нас чем-то заниматься, просто из-за холода и обездоленных людей вокруг. Можно просыпаться каждое утро с таким гадким настроением, и лезть назад в постель просто потому, что это совершенно логичное действие, а можно выйти на улицу, послать все в жопу и сделать нечто полезное. Сделать запись, снять кино, неважно... Занимаясь чем-нибудь, можно сопротивляться потоку посредственности и дерьма. Вот почему трудно подолгу находиться в приятных местах, вроде Таиланда или некоторых районах Южной Америки, Северной Америки. Даже в Европе есть такие районы. Там ничего не делаешь, просто едешь туда и живешь. Я знаю много людей, которые навсегда переехали отсюда в Таиланд или даже Амстердам, и в принципе они просто живут, ни чем особенно не занимаясь, и это вобщем-то даже неплохо.

Почему мы никогда не видим Coil на гастролях?

Мы этим никогда не занимались, за исключением двух выступлений, которые провел John, но в будущем это возможно. Мы давно обсуждаем это, нам предлагали огромные деньги за гастроли. Проблема в том, не хочется повторять одно и то же на каждом концерте. Мы желаем делать что-то действительно интересное для людей. Есть тонны идей, но большинство слишком дорогие. Я всегда отвечаю "после следующего альбома". Следующий альбом будет немного спонтаннее, на нем, наверное, будет больше живых музыкантов, чем раньше, так что гастроли возможны. Но это сложно с финансовой точки зрения. Гастролировать приходится для того, чтобы о тебе много писали, были продажи маек, которые подкидывают деньжат.

Ваше мнение насчет того, как мало о вас пишут, даже сразу после выхода альбомов

От этого есть польза, потому что мы такие таинственные, и, к счастью, никто не знает, где мы живем. Наши записи выходят только раз в несколько лет, как у Nurse with Wound или вроде того. Это тот же андерграунд, только нас, может быть, лучше знают, чем их, но это из-за разного подхода к процессу. Мы становимся то более скрытными, то более открытыми. Я не возражаю против широкой известности, но поскольку я занимаюсь еще и другими вещами, вроде кино, очень трудно найти время, чтобы заниматься сразу всем, а Jon иногда очень замкнут, как сегодня, а временами сильно возбужден и общителен. Зависит от того, в каком состоянии вы нас застанете. То неумеренное внимание публики, которое спровоцировали христианские фанатики в программе Dispatches, показала, почему не стоит быть заметным.

Jack & The Snow

Это было великолепно. Jack классный парень, в этот раз мы послали ему кучу фрагментов записей, которые мы сделали. Он их привел в порядок и спросил, что мы об этом думаем. Это было гениально, и мы хотели поработать с ним еще, но у него очень плотное расписание, потому что он занят ремиксами. Мы всегда ищем новых людей, с кем можно было бы сотрудничать. Frequency в Амстердаме делают такие странные кислотные вещи, они активно сэмплировали Windowpane в паре своих композиций, поэтому мы собираемся обменяться сэмплами, чтобы мы микшировали их, а они нас. Это как улица с двусторонним движением, нам очень интересно знать, как мы выглядим со стороны.

Вы записываетесь здесь, в этом доме?

Мы здесь программируем. До сих пор все, кроме живых записей, делалось на Макинтоше. Мы довольно много работаем, и пытаемся свести до минимума время, которое приходится проводить в студии, но с другой стороны, когда все оборудование стоит дома, это очень расслабляет. Просыпаешься утром, и вместо того, чтобы заняться делом, смотришь "Ричард и Джуди". Вчера был смешной эпизод, когда они поменялись одеждой (День путаницы), это была просто жуткая картина. Джуди выглядела неплохо, но Ричард получился суровым.

СПИД и ВИЧ - как они повлияли лично на вас?

Умерли многие люди, которых мы знали. Мы сделали Tainted Love в 1984/85, это была одна из первых записей, в которых должна была присутствовать мораль, а не только развлечение, но даже сейчас тот клип, который мы сделали для нее, слишком жесткий, чтобы его можно было показать. Мы сделали отличное видео, и с тех пор пытались внести свой вклад и поднять уровень сознания. Во многих письмах, которые мы получили после Horse Rotovator, люди писали, что это была страшная и отвратительная вещь, но нам много писали инфицированные ВИЧ или больные СПИДом, и все эти люди говорил спасибо за то, что мы обратились к теме, которая теперь самая важная в их жизни. И в последнем альбоме мы старались больше не пугать людей, а просто сказать: "Все в жопу, будем наслаждаться жизнью, пока можем". Следующий альбом будет по содержанию более сердитым, потому что есть много вещей, о которых никто не говорит, и мы обратимся к ним. Это не политика, а вроде как более строгая моральная позиция. СПИД сейчас убивает в Америке больше людей, чем рак, и не только 'голубых' и наркоманов, он убивает всех.

Так а что за фильм вы сейчас делаете?

Это видео, которое поощряет или учит людей безопасному сексу, потому что есть множество народа, которым все равно. Думается, мы сделаем несколько версий фильма: для школ, для видеомагазинов и отдельно европейскую версию. Это должно дойти до людей, но меня не то что разозлила, просто огорчила позиция правительства в этой теме, которая заключается в том, что единственная эффективная альтернатива - это воздержание. Это полный бред. Можно заниматься сексом столько, сколько тебе хочется, главное делать это правильно, а люди никогда не будут воздерживаться, это противоречит человеческой натуре.

Есть ли какие-то границы, которые вы решили не переходить, лично и персонально, которые, по-вашему мнению, лежат за пределами хорошего вкуса?

Дело не во вкусе, есть другие причины. То, что мы делали, увидело свет благодаря нашей личной заинтересованности в этом. Мы сами проходили через все, осознавая необходимость образования, личной корьеры. Даже если, например, мы занимались всякими крайностями, то только для того, чтобы шокировать публику. А а вжизни это для нас не характерно, потому что это уже слишком экстремально. Мне кажется, что наш подход к жизни очень морален, и хотя я не имею ввиду стандартную мораль христианского общества, все равно есть вопросы, к которым я отношусь очень серьезно.

Каково происхождение ваших моральных принципов? Они возникли из религии или личного опыта?

Личный опыт любого человека приведет его к неприятию убийства других людей, собственной среды обитания. Мир - это цельная конструкция, и если ты насрешь на пороге чужого дома, на самом деле ты нагадишь там же, где живешь сам. Мне ближе дзен или буддизм, чем христианство, но подобные вещи мне кажутся очевидными. Я постоянно поражаюсь, как люди не понимают, что они делают.

Вы видели передачу, в которой показывают домашние видео? Сами записи довольно гадкие, но меня всегда шокирует то, что люди показывают фильмы с названиями, вроде "Моя тетя", которая выглядит как актеры или какие-то уроды, но это реальные люди. Меня это пугает.

Shit, Gold and Alchemy, (Дерьмо, золото и алхимия) - это то, что интересует вас физически или метафорически?

Тогда это нас интересовало во всех отношениях, хотя нет, не метафорически, это было так давно, что уже трудно и вспомнить. Я думаю, нам всегда интересно взгляруть на вещи с новой стороны, на любые вещи, а дерьмо - это самые отвратительные и неприятные отходы, но тем не менее оно является основой существования каждого человека, и нам было очень интересно попытаться увидеть его в позитивном свете и как-то положительно его использовать.

Когда вы записываете материал, близко ли вы его воспринимаете?

Да, всегда так происходит.

Занимались ли вы какими-нибудь исследованиями? Справочники по Индустриальной культуре - это сплошные Genesis и Chris & Cosey.

Я давно о нем знаю, но мы просто не проявляли заинтересованности. Не думаю, чтобы мы этим особо занимались.

Как энциклопедия субкультуры, они на верном пути, как вы считаете?

Они сильно ориентированы на Сан Франциско. Мне нравятся Angry Women, в их основе лежит та самая вечная традиция City Lights, я считаю, что это хорошо, и что это надо поддерживать.

Но в какой-то момент это перестанет быть субкультурой.

К этому моменту они уже перейдут к новым вещам. Все, что повышает знания человека о других культурах или других образах жизни - это хорошо, и в том, что делаю я или делает Coil, действительно есть смысл, то это желание познакомить людей с идеями или другими явлениями, с которыми они не знакомы. Бессмысленно быть субкультурой просто для того, чтобы отличаться от традиционной культуры. Обычное общество и система образования не дают и четверти реалистичного взгляда на нашу культуру, поэтому надо быть независимым, чтобы говорить то ли о татуировках, то ли о дерьме, то ли об умных наркотиках, то ли еще о чем-то. Чем больше возможностей получить такую информацию, тем лучше, тем уравновешеннее люди, и благодаря этому они могут независимо судить о том, где они живут. Даже в Америке вы говорите, что наша пресса - дерьмо, но пресса в Америке намного хуже. Я думаю, что у нас найти ответы на вопросы про индустриальную культуру легче, чем в Америке, потому что в большинстве мест, за исключением Нью-Йорка, Сан-Франциско и Лос-Анджелеса, тяжело распространять материалы. Можно купить Soldier of Fortune, Hot Rod или подобные журналы, но нельзя услышать тех, кто думает не так, как все. Поэтому, если появляются новые способы противостоять большинству, то очень важно донести эту информацию до людей.

Знаете ли вы, что происходит в музыкальной индустрии, безотносительно к вашей деятельности? Слушаете ли вы другие группы, читаете прессу?

Джон не читает, потому что газеты вызывают у него депрессию. Я не читаю музыкальную прессу, но мы иногда смотрим MTV.

Что вы думаете обо всей музыке industrial, на которую воздействовали TG и которая теперь развилась в Wax Trax!, Ministry-, NIN-подобные?

Кое-что из этого нормально, но этот шум утомляет. Именно поэтому мы такими вещами не занимаемся. Люди, особенно те, что помоложе, любят напряженность и энергию таких групп, и то, что под них можно танцевать.

Я думаю, это не хуже, чем клубная музыка. В некоторых случаях экстремальные формы клубной музыки переходят на другой уровень из-за физического воздействия на человека, работая по павловскомуо принципу условного рефлекса, вызывая желание слышать их снова. Эта сторона клубной музыки интересует людей больше, чем просто ее танцевальный аспект. Поэтому такие записи имеют то физиологическое влияние, которое всегда приписывается музыке industrial.

TG начали с того, что интересовало нас в те дни - как заставить музыку влиять на людей на более глубоком уровне, не просто давая прилив адреналина. Я был, как вы говорите, разочарован стилем Front 242 и NIN, потому что они пренебрегли этим, все стало поверхностно, а то, что на поверхности, мне уже не интересно. Если я хочу послушать агрессивную музыку, я лучше буду слушать черную музыку или любой другой вид агрессивной музыки. Честно говоря, я лучше пойду на концерт Nirvana, чем на концерт 242. Noise меня больше не интересует. Coil всегда пытались изобрести такое звучание, которое бы не вызывало ассоциаций. Это некоторым образом наносит нам ущерб в смысле продаж, особенно среди американских подростков. У них устойчивые симпатии к тому, что, по их мнению, надо слитать привлекательным. Поэтому они не принимают, скажем, струнные квартеты. Даже если композиция полностью переработана.

Когда вы идете в рейв-клубы, какая вам от этого польза?

Помимо физического воздействия, там есть еще воздействие трансцендентальное.

Вы чувствуете в этом энергию?

Когда как. Нужно оставаться на переднем фронте, на границе с такими вещами. В любом жанре, и в танцевальной музыке тоже, если хочешь быть нормальным, надо оставаться на один шаг позади. Проблема музыки house в этой стране - это Pete Waterman с жанром Hitman and Her, который берет что-то, имевшее смысл, превращает его во что-то совершенно неузнаваемое. Похоже на превращения золота в дерьмо, движение в обратном направлении.

Не думаете ли вы, что такое количество рейва слишком банально и утомительно, как будто тебя кормят с ложечки?

Да, многие хотят этого. Есть личности, которые всегда предпочитают легкий выбор, но в основном это просто вопрос лени, потому что не хочется выискивать вещи, которые имеют истинные значение и ценность. Поэтому Coil нравится оставаться относительно неизвестными и труднодоступными, потому что люди, которые все же приходят к нам, тратят на это какие-то усилия, что придает силы нашей работе и повышает ее ценность. Но для многих людей, независимо от того, где они живут, проще купить запись музыки house, которая находится в хит-парадах, просто потому, что она продяется в Our Price, им не надо идти в какой-то специализированный магазин, удобнее так. Все равно что пользоваться микроволновой печью.

-----------

После этого мы пошли наверх, чтобы познакомиться с мини-студией, оборудованной в их совершенно удивительном доме. Она состояла из навороченного Макинтоша и нескольких продвинутых синтезаторов. Ждите их нового альбома в следующем году.