Фотографии с концерта

COIL

Заключительный концерт в Москве. Тур "Constant Shallowness Leads To Evil"

There is no time

“Я не Христианин и в моей вселенной нет места такому понятию как Сатана”.

Джон Бэлэнс (John Balance).

Сложно написать о том, что же происходило в Горбушке 15 Сентября. Все мыслимое практически теряется в тумане воспоминаний, все немыслимое неописуемо. Мы шли на редчайший концерт Coil, а попали на настоящую инициацию, проведенную с невероятной силой и напором. В наших телах осталось ощущение сильнейшего изменения внешних и внутренних пространств, нарушение некогда незыблемых границ, которые воспринимались как нечто, не относящееся к ним.

((((((((((()))))))))))

Билеты стоимостью 666 рублей. Нет, здесь нет никакой связи с сатанизмом, – просто эта сумма эквивалентна 23 долларам. Число 23. Надпись на билете гласит: “Посещение концерта является риском, который принимает на себя исключительно владелец билета”. Как выяснилось позднее, надпись полностью себя оправдала. Сидя перед пустой и безжизненной сценой, глядя на обшарпанные стулья и включенные ноутбуки, расположившиеся на стареньких советских партах, нас не покидало ощущение, что вот-вот, и на сцену выйдет плохая рок-группа времен перестройки. Вот таким духом пропиталась видавшая виды Горбушка; виды, зачастую утопавшие в собственной банальности. Не буду акцентировать внимание на разогреве (Иван Павлов, он же COH), чтобы не впасть в отрицательную критику. Выступление омрачил и тот факт, что в зале обнаружилась пара-тройка беспрерывно вопящих и свистящих тела, накачанных алкаголем под завязку. Один из обладателей подобных тел не на шутку разошелся и был вовремя кем-то выключен. Прозвенел очередной звонок на антракт (не шучу), и зажегся свет.

^^^^^^^^^^^^

Сильный запах каких-то смол. “Something”. Зал буквально проваливается в преисподнюю, проплывая сквозь клубы подсвеченного дыма и взирая на невероятный сценический коллаж. Горящие лампочки качаются на сцене. Бэлэнс похож на регрессировавшего в детство черта, слетевшего с катушек в наполненном странными образами аду. Он буквально инициирует зал бормотанием и совершенно непредсказуемым поведением. В любой момент что-то может пойти не так, - зал не просто следит за происходящим на сцене, а полностью вовлечен в процесс, находясь на грани чего-то. Все замерли на своих местах; некоторые лишь кивают головами в трансе, периодически замирая в особенно нереальных обрывках пространства. Контроль полностью в руках Coil – лишь от них зависит успех инициации. Вот, кажется, Кристоферсон, колдующий над техникой, более-менее человечен. Спасительная мысль мгновенно тает после того, как тот поворачивает каменное лицо, странно взирая на Бэлэнса, будто видя его впервые. Тот, с кровоподтеком на лбу, с закрученными из волос рожками, вытворяет нечто совсем невероятное; его бормотание переходит в дикие крики животного. “What Kind Of Animal Are You?” Бэлэнс кидается на железный занавес, словно пытаясь разбить собственное тело. Лампочки качаются все сильнее, странные знаки сменяют друг друга, громкость переходит все мыслимые пределы. Последняя вещь исполняется на невероятной громкости; сумасшедший поток света и коллажи звуков разрывают голову на части. Настоящий коллапс в безвременье и вне пространства. Полагаю, такого не видел еще никто

~~~~~~~~~~~

Все пролетело мгновенно… или, быть может, длилось вечность? Откланявшись, четверо уходят со сцены. Зал скандирует “Coil” и вожделеет продолжения. Но они так и не вышли. Не вышли и спустя пять минут. И спустя десять. И спустя пятнадцать. Идеальное завершение для идеального ритуала.

Reyn