C_ г л а з у _н а_ г л а з
Tete a tete by Pieter Hoffmann

 

 

 

Несмотря на то, что cEvin Key, основатель SKINNY PUPPY, возможно не получает должного почтения за свой вклад в электронную музыку, он успешно поддерживает свою фэн-базу через интервью, радио и Интернет. Продажи не исчисляются миллионами, но опять же, что является ценой творческой свободы? Паппи больше не существует, но Кей продолжает работать в нескольких проектах. А также, не так давно издал соло-дебют "Music for cats". Под аккомпанемент типичного ванкуверского дождя, уютные апартаменты Subconscious Studios предрасполагают к теплому разговору.


В: Одной из самых интересных вещей на "Music for Cats" является композиция с Ashok Sarkar. Кто это?

О: Это 74-х летний джентльмен из Индии. Я познакомился с ним через одного друга, который сказал, что когда Ален Гинзберг ездил в Индию он встретил там Ашока. Он показал всю Индию Гинзбергу и Лири. А Гинзберг пригласил его посетить США и Канаду, где он регулярно выступал в 70-х. Он исполнял традиционный индийский фольклор. Ашок удивительный человек. Полный мудрости.


В: Многие люди считают, что твоя сольная пластинка "Music for cats" более спокойная и тихая, чем другие твои работы.

О: Временами спокойная, но в определенные моменты она может раздолбать ваши спикеры вдребезги.


В: Что ты думаешь вообще об электронной сцене? Ты находишься на ней уже достаточно давно.…

О: Мои мысли о том, чем я занимаюсь не претерпели больших изменений. Если The Prodigy становятся популярными, то это означает, что этот стиль должен пробиться к широкой публике. Так всегда и происходит. Я вспоминаю то время, когда я был подростком, и все что тогда считалось альтернативой, впоследствии стало попсой. В начале появления wave сцены, было очевидно, что эта музыка не рассчитана на коммерческое потребление, потому что она была совсем новой. Simple Minds была первой группой, которая переступила ту границу, которую я считал underground. Потом последовали Blondie, даже The Clash, которых вдруг стали крутить по радио. Только мне кажется, что когда вас всосали в мэйнстримовую дыру, срок вашей годности заканчивается. Но все же есть несколько групп, которые пытаются достигнуть каких-то целей и перенести все на более высокий уровень. Такие люди как Aphex Twin или Basic Chanel делают правильные вещи. Prodigy тоже идут правильным путем. Они знают формулу победы. Liam Howlett замечателен в том что он делает и ничего плохого я в этом не вижу.


В: Отличается ли нынешняя музыкальная индустрия от того, чем она была, когда ты начинал?

О: Первый опыт общения со звукозаписывающей компанией я получил в 1981 году. У меня была договоренность с Warner Bros. Потом я пришел на California, чтобы спродюсировать Images in Vogue с Gary Wright. Это была ужасная команда. В то время я уже в одиночку занимался созданием музыки для SKINNY PUPPY. Я понял, что не получаю никакой пользы от занятий коммерческой музыкой. Моя ненависть к коммерческой музыки заставила меня сформировать свою настоящую группу. Я помню, что как-то, в те времена, прокрутил Гари "Smothered Hope". Он был в шоке, и просто не знал, что и подумать.


В: Ему не понравилось?

О: Он сказал, что все звучит отлично. Но он был несколько потрясен. И я подумал, что должно быть, будет лучше, если я займусь чем-то своим собственным. Теперь, 17 лет спустя, я полагаю, что узнал все темные и светлые стороны музыкальной индустрии.


В: Когда ты записывал последний альбом DOWNLOAD "The eyes of Stanley Pain" ты ездил на Ямайку. Ты записывал тамошние звуки?

О: Да, у меня было с собой различное аудио и видео оборудование. Ямайка это лучшее место, которое я видел на этом свете. Оно очень спокойное и люди там любят Землю. Если планета является Богом, то Ямайка - это его лицо.


В: Не думают ли они, что ты просто очередной заезжий турист с миллионами долларов в кармане?

О: Они так думают. Но если ты показываешь им свое уважение, то они показывают свое, и ты можешь идти спокойно даже в самые бедные районы. Я думаю, мне помогает то, что когда мне было 17, мои родители послали меня в Японию жить с японской семьей.


В: Почему? Ты был непослушным?

О: Да нет, все, чем я занимался - это играл на органе, пианино, барабанах, курил марихуану и слушал Genesis. В то время я погружался в панк, и, кажется, это их беспокоило. Это был 1978 год, и они задумывались, чем я буду заниматься в будущем. Но поездка в Японию изменила всю мою жизнь.


В: Каким образом?

О: Я жил в семье, которая не говорила по-английски. А я как бы должен был считаться их сыном. Я даже должен был называть их матерью и отцом. Также я учил японский. Когда ты в таком возрасте, то новая культура для тебя это целый переворот, но переворот в лучшую сторону.


В: Что ты думаешь по поводу почитания японцами своих традиций?

О: Весь этот аспект уважения к традиции теперь совсем другой, чем был в 70-е. Теперь Япония очень сильно подверглась западному влиянию. Когда я там жил, я не мог поверить своим глазам, видя, как пожилые дамы придерживали двери мужчинам. Хотя, я застал лишь конец, но, все равно, это было удивительно. Система была очень консервативна, и ощущалось большое уважение ко всему тому, что она была способна поддерживать вне изменений на протяжении долгого времени.


В: Хорошо. Как бы то ни было, твоя музыка не консервативна и она, очевидно, вне всякого мэйнстрима в Японии...

О: Да, я теперь намного старше. Я отношу себя к эре Pink Floyd и FM радио. Когда я слушал the dark side of the moon, я думал, что слышу голос Бога. Мир очень поменялся, давай посмотрим правде в глаза. Всю историю мировой музыки можно было проследить вплоть до 88-90х. И в этой точке она канула в Лету. Взять Oasis. Все что они могут это звучать, так как это было раньше. Вы не думаете, что мы пытаемся все время переделать то, что когда-то было очень хорошим? Даже "Титаник", отличный фильм, но он всего лишь пытается освежить в нас те чувства, что мы переживали от "The Unsinkable Molly Brown". Боже мой, я помню, как мы были детьми, которые собирались вокруг чёрно-белого телика и нам всё было пофиг. Теперь все это перерабатывается заново. Ты находишься в технологической среде.


В: Что ты думаешь об Интернете. Заменит ли он телевидение?

О: Неизбежно.


В: Билл Гейтс стремится добраться до власти над информацией во всем мире. Если это произойдет, то один человек сможет управлять информационными потоками и формами ее подачи. Тебя это не беспокоит?

О: Это уже произошло. Когда у людей не было телевизора или телефона, они не могли и вообразить, что это будет из себя представлять. Теперь мы полностью зависим от этих вещей. То же самое и тут… Как только у одного человека появляется Интернет - он тут же появится и у всех остальных. И как только ты видишь в нем людей - ты будешь с ними непрерывно общаться... Я уверен, что самые острые ощущения для людей - это сидеть перед монитором, глядеть на другого человека и говорить с ним.


В: Ты очень внимательно следил за делом O.J.Simpson. Почему?

О: Я был в Калифорнии, когда это все случилось. Было весьма очевидно, что он это сделал. Я прочел несколько статей в Rolling Stone, которые нарисовали достаточно зловещую фигуру Симпсона. Мне было интересно, как эти замечательные адвокаты смогли закамуфлировать очевидность убийства. Я хотел увидеть, как в этом случае деньги могут купить чью-то свободу.


В: Могло что-нибудь подобное случиться в Канаде?

О: Это могло случиться где угодно.


В: Это не секрет, что наркотики были частью группы, в которой ты был. Считаешь ли ты, что наркотики могут как-то помочь в создании музыки?

О: В некоторых случаях. Я сам за легализацию только гашиша и марихуаны. Чтобы люди, курящие траву, не чувствовали себя каждый день словно преступники. Если речь идет о других наркотиках, то я против их легализации. У меня был свой опыт с моей системой ценностей, и я лично думаю, что очень много вреда происходит под воздействием сильных наркотиков. Я считаю что люди, совершившие тяжкие преступления, должны подвергаться наказаниям с помощью терапии MDA, мескалином и кислотой. Это бы повергло их в глубокий шок и заставило переосмыслить самих себя. Несколько таких опытов с этими препаратами - и они бы получили гораздо более суровое наказание, чем то, которое ожидает их сейчас. Это был бы первый указ, который я бы издал, если бы у меня была законодательная власть.


В: Способствуют ли наркотики созданию хорошей музыки?

О: Я вообще не думаю, что они способствуют чему-либо хорошему. Я думаю, что они дают перспективу, чтобы взглянуть несколько с другой стороны, чем с вашей обыденной, ежедневной точки зрения. Они заставляют посмотреть на вещи под другим углом. Хотя, прежде всего, я считаю, что такие вещи должны достигаться под воздействием правильной жизненной философии.


В: Ок, я инопланетянин, и я не понимаю, почему музыканты больше всех употребляют наркотики?

О: Дело в том, что вы находитесь в индустрии, где приходится сталкиваться с разными вещами. Концерты, вечеринки, кулисы… И если вы любите получать новые ощущения, то большая вероятность того, что вы захотите попробовать все это. Тоже самое и с Дуэйном - он по натуре был исследователь. Естественно он не был новичком в психоделических испытаниях, он все время принимал кислоту, но никто не думал, что он способен причинить себе вред.


В: Являются ли наркотики хорошим способом для творчества?

О: Когда вы больше не можете творить, когда больше не можете делать то, что вы хотите, например, потому что что-то беспокоит вас, вы чувствуете себя потерянным. Я говорю о героине. Потому как это самый дьявольский наркотик. Он дает иллюзию того, что, попробовав его несколько раз, ты все еще в порядке, хотя на самом деле тебе уже нужно время, чтобы отвыкнуть от зависимости. Освобождение от героиновой зависимости - это действительно очень мучительный путь. Это так же, как когда ты болеешь гриппом - ты должен сначала выздороветь, перед тем как встать с постели. И мне кажется Дуэйн застрял… Он не мог.


В: Для тебя тяжело оставаться вне этого, находясь в этой индустрии?

О: Для меня - нет. Я выучил свой урок. В июле 94-го я последний раз употребил тяжелые наркотики. Так что для меня нет никакого риска. Я знаю, что утром я буду чувствовать себя как дерьмо. А я это ненавижу. Я даже больше не напиваюсь. Я только курю марихуану. Хорошо, что у нас тут она одна из лучших в мире …


В: Большая ли разница между твоим опытом на Ямайке и опытом в Японии?

О: На что у меня действительно есть "аппетит" - так это на добродушную религию. В Японии я был подвержен буддизму, а на Ямайке, верьте тому или нет, христианству во всей его полноте. Хотя, я все равно остаюсь нейтральной душой. Я верю, что Земля - это Бог. У Земли есть все компоненты, чтобы мы нормально жили. А мы просто продолжаем все гробить.


"Tete a tete " by Pieter Hoffmann. Перевод: Wraith, Редакция: AnDie.