INDUSTRIAL IN FINLAND

Первой финской электро-экспериментальной группой считается ансамбль Sahkokvartetti ("Электроквартет"), художественным руководителем которого был "вечный диссидент" М.А.Нумминен. Этот ансамбль действовал в годы психоделии, т.е. в бурные 60-е, и его музыка была настолько диссонансной, что тогда почти никто не понял, о чем шел речь. Хотя авангардисты тех времен занимались подобными экспериментами (под глубоким влиянием Штокхаузена, которому Финляндия очень понравилась), они не стояли за идеями Электроквартета - Нумминен был уже известен в качестве рок-звезды (по группе Suomen Talvisota). Кроме этого, он совсем не умел петь, но придумал свою вокальную технику... У музыкантов группы было и свое собственное радиошоу "Maanalaista Menoa" ("Тусовки под землею" - наверно самая странная радиопрограмма в истории Финского радио), но президент финского радио счел эту программу "неинформативной", и положил конец этим глупостям. Единственным документом о существовании Электроквартета является запись "Kaukana vaijyy ystavia", которую легко найти на всяких ранних альбомах Нумминена.

В 1976-м году появилась первая пластинка Throbbing Gristle, которая оказала глубокое влияние на маленькую группу музыкантов в северной Финляндии. В 79-м году в городе Торнио была основана группа Aavikon Kone ja Moottori, в которой играли Пекка Рут (Ruth), С. Оферсагд (Oforsagd), и Вели-Матти "Лая" Айяла (Laja Aijala). На своем лейбле IKBAL эта группа издала две престранных пластинки, которых, конечно, мало кто понял. На первой пластинке была песня "Karavaani", очень похожая на то чем занимается сегодня Aphex Twin, а вторая пластинка "Rakkaudella Sinulle" была просто повторение слова "moottori". После второй пластинки Айяла основал легендарную хардкор-панк-группу Terveet Kadet ("Здоровые руки") и этот новый проект стал для него настолько важным, что он уже не мог играть с AKJM. ТК существует до сих пор, а их первые пластинки являются почти классикой жанра. Они относились к своей музыке с здоровой иронией и ни в коем случае не играли как "нормальные" группы. Когда молодые панк-группы пели о том, как хреново жить и как нужна полная анархия, у ТК наиболее забойной вещью была "Vapaa Pohjola" ("Свободный Север"), единственным текстом которого была фраза "Helsinki Munaa!" - "Ни х..я в Хельсинки!" Они исполняли также собственную версию старой финской религиозной песни "Joutukaa Sielut" ("Скорее, Души..."). Хотя сначала все тексты ТК были такими же абсурдными и странными, через несколько лет Айяла начал писать тексты о том, что сам считал интересным: о садомазохизме. Когда в одном интервью его спросили "у тебя слишком короткая кровать?" ("У меня слишком короткая кровать" - также название песни) он ответил: "Может, была. Но сегодня мы только с нагайкой играем..."

Скоро Айяла ощутил, что было бы здорово опять поиграть электронную музыку и в 83-м году вместе со своим братом основал группу The Billy Boys. В финской рок-газете Soundi писали: "Нет, совсем не понимаю. Здесь, наверное, ошибка." The Billy Boys была совсем непонятным гибридом старой рок-музыки и электронного авангарда, результат получился довольно похожим на Gerogerigegege - если существует музыка без мозгов, вот она и есть. Вторая пластинка этого проекта, "Harley Man", вышла на лейбле Dekadenz, который был одним из воплощений одноименного магазина по продаже кожаной одежды и всяких мелочей, связанных с садомазохизмом. (Пластинка продавалась только в этом магазине.) К сожалению, музыка на этой пластинке была больше похожа на очень плохой рок-н-ролл. Как сказал Икевил, певец группы Babylon Whores: "Имеется и как бы хорошая плохая музыка, но The Billy Boys - точно плохая музыка."

Финские рок-музыканты очень долго стояли против синтезаторов и экспериментальной музыки, и выражение "suomi-rock" приобрело значение консервативного рока. Одновременно "серьезные" композиторы охотно занимались разными экспериментами, самым великим из которых стала композиция KRAFT Магнуса Линдберга. В начале 80-х годов Линдберг учился в Берлине, и там услышал музыку группы Einsturzende Neubauten, которая оказала на него огромное влияние. Когда в 83-м году организаторы Хельсинкского Фестиваля попросили его написать концерт для фортепиано с оркестром, он сразу заметил, что ему нужна "лаборатория экспериментальной музыки", т.е. ансамбль TOIMII, состоящий из молодых талантливых музыкантов и композиторов. Композиция была наконец готова в 1985-м году, и всем сразу стало ясно, что эта музыка очень необычна. Если кто-нибудь еще думает, что современная "серьезная" музыка - искусство для маленькой элиты, тогда могу только порекомендовать запись KRAFTa. Нет ничего удивительного в том, что в большом оркестре играет огромное количество разных ударных инструментов (многие из которых, кстати, найдены композитором на рынке металлолома), но в этой музыке присутствует такая энергия, что ее трудно описать. (Если думаете, что легко что-нибудь писать о том, что сам любишь, то вы совершенно не правы...) Кроме этого музыка очень громкая - даже громче, чем обычно рок-концерты! Хотя на лейбле Finlandia records имеется компакт с KRAFTом и с композицией "Action - Situation - Signification" (если KRAFT можно считать индастриалом, тогда "Action..." - образец категории "isolationist music"), никто эту музыку дома не слушает достаточно громко, чтобы стало понятно, о какой энергии идет речь. Когда симфонический оркестр "Suomi-75" летом 1996-го года играл KRAFT в городе Уусикаупунки, дирижер Сакари Орамо шутил о том, что Линдберг уже не тот композитор, которым был в начале 80-х годов. Финским вариантом Neubauten-а называли группу Jimi Tenor and His Shamans. На их альбомах было очень много металлических ударных инструментов, но также и саксофонов. Влияние великих немцов не было таким огромным, как влияние фанка, которое стало еще более заметным на альбоме "The Fear of a Black Jesus" (1991). Хотя некоторые люди говорили, что эта пластинка была уже стопроцентным "техно", были и те, кто поняли о чем идет речь. Поняли и все остальные, когда увидели фильмы г-на Тенора - названия "Urinator" и "Doktor Abortenstein" говорят уже много... Фильмы плохие. Даже очень плохие, но так и надо. Его новые альбомы (уже без шаманов) также совсем невыносимы - он начал играть "ландж" и музыка на пластинках "Sahkomies" и "Europa" похожа на музыку порнографических клипов 70-х годов... Но он сам так захотел, и теперь он один из артистов лейбла Warp!

В разговорном языке город Тампере называется Манчестером и поэтому ничего удивительного в том, что там развивалась финская "промышленная" музыка. Ветеранами фининдастриала считаются группы Advanced Art и Two Witches, последняя из которых ныне играет готический рок. АА был основал в 85-м году, 2W в 87-м, и до 89-го года эти две группы действовали в своеобразном симбиозе. На первых релизах лейбла Darklands (основанного певцом 2W, арх-готом финских земель Юрки Виртаненом) были песни обоих групп и играли в них одни и те же люди.

Так как электро-индустриальных групп до АА в Финляндии практически не было (или они все работали самостоятельно, как AKJM), было удивительно, что отцу суоми-рока Эпе Хелениусу так понравилась музыка этой группы, что они сейчас издаются на самом главном финском лейбле! В 1991-м году появился сингл "Time" и вскоре после этого прохладный альбом "Product". У Двух Ведьм такой удачи не было - они с 89-го года играют "gothic", а о финском отношении к готическому року уже очень много говорит то, как известный журналист К.Миеттинен (который, кстати, очень ненавидит синтезаторы) однажды сказал, что The Mission - самая плохая рок-группа на свете. Хотя теперь наших Ведьм знают даже в Штатах (где примерно год назад вышел компакт "Bites and Kisses" на Cleopatra Records) в газете Rumba (крупнейшее финское музыкальное издание) о них не пишут до сих пор.

В 1993-м году был основан лейбл Cyberware Productions, первым релизом которого был компакт "Freeze - Finnish Electro-Industrial Documentary". В этот сборник вошли вещи 12 групп, и объединяющим моментом всех групп было использование синтезаторов. Другой общий элемент найти трудно и если на компакте находятся рядом такие команды, как Variance, играющая электро-поп, и The Insult, играющая индастриал-панк, электронность музыки кажется очень плохим критерием. Через два года после этого вышла вторая часть сборника, и стало сразу заметно, что все ансамбли развивались к лучшему.

Между этими двумя компактами успели уже появиться новые альбомы групп The Insult ("Mutant Puzzle"), Neuroactive ("Neurology"), Variance ("The Butterfly Effect"), Advanced Art ("Force") и скандинавский индустриальный сборник "Melt". Из этих Neuroactive и "Melt" были на Сайбервер, Variance на своем лейбле и The Insult на Spinefarm Records. У The Insult-а была возможность стать первым финским проектом на Cold Meat Industry, но они посчитали, что для них будет лучше на Спайнфарм... и Карманик так обиделся, что до сих пор на СМI нет финских групп. Или наши команды просто плохие. (Обиделся и Мике Вегар, клавишник группы And Then You Die, который организовал связь между группой и СМI.) После второго финского сборника на Cyberware вышли новые компакты групп [Active] Media Disease (электро-поп-метал? ну, все равно очень хороший ансамбль), Terminal Choice (немецкий проект, играющий мрачный ЕВМ, хотя обложка альбома сделана в стиле на Cold Meat), Restricted Area (электро-поп из Швеции... Depeche Mode, anyone?).

Так как Cyberware является лейблом, делающим основной упор на ЕВМ, на его релизах довольно мало экспериментальной музыки. Гнездом финского экспериментализма является Bad Vugum, престранный лейбл с дикого севера. Там встречаются и новые проекты г-на Айяла, и панк-экстремисты, и странные электрогруппы, и псевдо-искусство. Лейбл был основан ударником панк-группы Radiopuhelimet (которая, кстати, является любимым ансамблем Джелло Биафры, и поэтому на Alternative Tentacles полтора года тому назад вышел сингл "Hygiene"), чтобы издать странные пластинки типа IKBAL.

На этом лейбле вышли первые пластинки таких групп как Paska ("Говно" - сольный проект Ари Пельтонена, ныне работающего на финском радио), СМХ (ныне любимая группа всех журналистов, играющая индустриальный метал), и Generators (самая известная финская фанк-команда). Кроме того директорам Вугума удалось заметить таланты таких групп как The Vacuum Cleaners (престранная индустриальная группа обиженного г-на Йоуни Сало), Circle (гипно-рок, dub, и психоделия), Deep Turtle (странный полигибрид всех возможных элементов). Также они признают, что Лая Айяла является королем финской необычной музыки: на Вугуме вышли синглы его групп The Leo Bugariloves ("Лев любит клопа Ари"? Нет, просто в Латвии Айяла однажды встретился с шахматистом Львом Бугариловым... музыка этой группы довольно похожа на Suicide, только тексты бессмысленные - как всегда) и Death Trip (в которой играют те же музыканты, как в ТК, но стиль более примитивный и гипнотический).

The Leo BugarilovesСамым хорошим примером странности "вугумской" музыки является сборник "Dumbstriking Incidents" с музыкой самых удивительных групп. Конечно, и у Вугума есть свои границы. Когда ансамбль The Vacuum Cleaners хотел сделать альбом музыки Генри Пэрселла и Карла Орффа, им сказали, что никто барочную музыку покупать не будет. Даже если и играет странная электрогруппа. Когда я спросил г-на Сало, почему он не говорил с Кармаником о возможном релизе, он просто сказал, что все т.н. индустриалисты не любят TVC, вот и все.

Если релизы злого Вугума кажутся для вас слишком странными, тогда вам не рекомендую лейбл Sahko. Если в названии лейбла имеются "a" и "o", тогда лейбл обязательно хорош, даже когда значение слова "sahko" - "электричество"... Ну и даже в Германии не умеют писать это название - всегда "Sakho" пишут. Первые пластинки, выпущенные этим лейблом, были столь необычными, что все удивились, когда диджеи некоторых известных среднеевропейских клубов их назвали своими фаворитами. Музыка на этих релизах была преэкспериментальным "техно", уже почти ничем не похожим на музыку, скорее на математику. Названия пластинок были такие же: "Rontgen", "Kvantti, "pH", "Kohina" ("Шум"), но и "SAAB 96" (пример странного юмора музыкантов). В начале 94-го года появился компакт "Metri", проекта O. Музыка на этом компакте - странный электро-минимализм, о нем очень много говорили. Мика Вайнио, единственный музыкант в проекте, не комментировал музыку или даже название проекта (буква? диаметр? пустая математическая группа?). Таким же молчаливым оказался и основатель лейбла, Томми Гренлунд (Gronlund) - когда я ему звонил весной 94-го года, его комментарии были "да" и "ага", хотя в конце концов он согласился послать мне материалы для статьи... Известная певица Бьорк сказала, что этот компакт - самая хорошая шутка в истории музыки (и поэтому на ее альбоме "Telegram" имеется также и песня "Headphones", ремиксованная г-ном Вайнио).

Vacuum CleanersПосле O-ского компакта была основана группа Panasonic, в которой кроме Вайнио играют Сами Сало и Ильпо Вяйсянен (Ilpo Vaisanen). Первая пластинка этой группы состояла из двух не только минималистических, как и все релизы лейбла Sahko, но и очень агрессивных композиций. Концертные выступления группы - тотальные выступления, когда кажется, что речь идет именно о математике и физике, ни в коем случае о музыке. Их первое хельсинкское выступление было на Хельсинкском Фестивале, куда их пригласил сам композитор Линдберг, и там все поняли, что если кто-то думает, что электронная музыка - та ерунда, которую играют на МТV, он совсем не прав. Они громко не играли, но все равно все звуки были такие низкие, что каждый представитель публики физически чувствовал эту музыку. Был еще один признак математического (или физического) эксперимента: у музыкантов были своеобразные ноты с собой. В нотах были одни числа. Если бумажка падала, ее обязательно поднимали. После концерта я встретил одну скрипачку, и она спросила:"Слушай, ты это называешь музыкой?"

Вскоре после концерта на Хельсинкском Фестивале появился компакта Panasonic-а. Лейблом был не Sahko, а Mute. И скоро после этого на Sahko вышел компакт бывшего гитариста Psychic TV Фреда Джаннелли.

До свидания, суоми-рок.

Генрих Залкин, 1997