THE LEGENDARY PINK DOTS:

"From Here You'll Watch The World Go By"(Soleilmoon/Staalplaat)

"SING WHILE YOU MAY" - НОВЫЙ ЗАКОН В ОТКРЫТИИ МИРА УСТАМИ ЛЕГЕНДАРНЫХ РОЗОВЫХ ТОЧЕК

"Paradise. It has its price
We try to crawl through needle's eyes.
Our price. Our choice.
We rarely make the right one".

(Edward Ka-Spel/The Legendary Pink Dots)

Life is What happens while you're making other plans - Жизнь это то, что проходит вокруг, пока ты строишь другие планы... За последние девять месяцев The Legendary Pink Dots пополнились тремя альбомами достойной новой музыки, выпустив всё это с интервалом около четырёх недель. За последние девять месяцев музыканты расстались с лэйблом, с которым они сотрудничали около 10 лет, вновь помирились, создали собственную звукозаписывающую компанию, организовали мировой тур, разобрались с огромной массой сольных проектов, образумились, поспорили друг с другом, вместе повеселились... Результатом всех этих событий явился их новый альбом "From Here You'll Watch the World Go By" (Отсюда мы наблюдаем за ходом мира), первоначально планировавшийся к выходу на World Serpent Distribution, но затем неожиданно вышедший в начале сентября как совместное издание Soleilmoon Records (США) и Staalplaat (Голландия). Смена лэйблов была вызвана подготовкой группы к их 60-дневному туру, охватывающему мир от Чешской республики до Мексики, и желанием приурочить новую работу к началу концертов.

Легендарные Розовые Точки - одна из тех групп, что не нуждаются в комментариях Да и добавить нового к миру Великого Созерцателя бытия, романтика и мечтателя Эдварда Ка-Спела кажется просто невозможным, настолько за долгие годы существования группы ими самими сказано и описано немало в переливах величественных и, одновременно, хрупко-беззащитных звуков в своём очередном психоделическом открытии Мира и Неба, таинств мятежной души и вечных философских раздумьях, переданных по особому обогащенной удивительной звуковой чувственностью и осязаемостью. Для этого надо быть самим Эдвардом Ка-Спелом, вечным пилигримом-скитальцем в стране чужих судеб, Света и Тени, Трав и Звёзд. Для которого Рай там, где проходит слияние со Вселенной. Слияние на вершине чаяний и радостей воединно со всем живущим, на священной вершине вечного вдохновения, проникания в самые глубины познания, укрепляясь в чистоте радости прекрасного мира - сада Природы. И возвращаясь вновь и вновь в блаженном самозабвении в её всебытие, чтобы в очередной раз иссыхать под полуденным солнцем, - подобно строкам немецкого романтика XIX века Фридриха Гёльдерлина. Наследуя психоделические миры Дэвида Боуи и английского мечтателя XX века Сида Баррета. В совершенстве звуковой технологии пророчески заглядывая в век XXI.

Для этого надо быть великим и чутким поэтом и художником, чтобы тонким прикосновением, как кистью, струн своей души зажигать звёзды на небосклонах захватывающих и подчиняющих тебя без остатка пьес. Как наивный примитивист, он так и не научился быть взрослым в этих мирах...

"Возникающий из тишины космического безмолвия то исполненный грустной иронии, то обнажённо беззащитный в своей искренности голос пророка Ка-Спела рассказывает о коридорах пространства и времени, ключах от неба, душах нерождённых детей и смеющихся гостях, о чувстве вины и сумеречных часах, колониях прокажённых и королевствах слепцов. Магия слова и музыки создаёт миражи настроений, галереи оживших пейзажей и образов-призраков..," - можно прочитать в отечественной "Экзотике".

Их постоянный поиск средств выражения, звуков, знаков, жестов создаёт беспрерывный процесс творческого развития музыкального языка, окутанного магией, окружённого тайной. Звуко-магией, становящейся ИХ драмой, частью ИХ ритуала, но и их гармонией, согласием со средой и духом. И не важно, кто их извлекает - камень, дерево или птица... Человеку надо уметь слушать, чувствовать, понимать, "подбирая" звук своими чувствами, "регулируя" слух, как радиоприёмник, по частотам вибраций, огибающих сферы, чутко прислушиваясь к колебаниям души, среды, вглядываясь в предметы вас окружающие", - как полагал великий композитор Karlheinz Stockhausen.

"The Legendary Pink Dots' incorporate nearly every genre of music in their unmistakable brand of quirky "kaleidoscope" sound. Violin brings a spattering of the classical, keyboardist Phil Knight (The Silverman) adds an industrial/experimental sense and then glides into near gothic arenas from time to time, and horn player Niels Van Hoornblower introduces a jazzy feel with saxophone while giving the music an exotic spice with flute. A splash of dub from bassist/percussionist Ryan Moore can be heard here and there on certain pieces, though the piano might linger on a loungy tune, and guitarist/drummer Martijn de Kleer wanders in and out of 60's-reminiscent dittys. They've even dabbled with a waltz that could put Strauss to shame. All of this is combined with an uncanny timing and feel for music which makes listening to an album by the Legendary Pink Dots a truly magical experience" (by Eden Salisbury, ASYlem).

Это возможно 19-й альбом группы (если кто-то пытался подсчитать, сколько их). После 15 лет "магического путешествия по закоулкам памяти, глубинам подсознания, лабиринтам ассоциаций и запутанным тропинкам полузабытых снов" своего Зазеркалья, по-прежнему некоторые энциклопедии популярной музыки даже в мыслях не допускают их существования, несмотря на полмиллиона пластичных пьес, пронёсших имя группы по всему миру. "Они имеют последователей в Колумбии, Макао и на Тайване. Книги о них выходят в свет в Англии, Франции и Чехии, - написано в пресс-релизе группы. - За эти годы около двадцати человек прошло через группу. Они были свидетелями рождения и смерти, успеха и аншлагов в переполненных залах Америки, как и небольших концертов для аудитории с десяток человек в Швеции. Голос Эдварда звучал на "Sylvie & Babs" Nourse With Wound, на "Thunder Perfect Mind" Current 93 и на сольном проекте участников Skinny Puppy - Tear Garden. Режисёры часто использовали их музыку в своих фильмах, забывая при этом лишь о гонорарах музыкантам. Розовые Точки притягивали к себе интерес крупных компаний, фирм поменьше, хоббистов, шарлатанов, Мэнсонистов, поклонников Храма тёмного Демона, всех, кто стремился заполучить их записи, отождествить их с собой. Но официально их будто и не существовало никогда.

Они по-прежнему настоящий андеграунд, что же в этом плохого? "Пой, пока можешь. А если можешь, стань чем-то бОльшим," - как говорится в их новой работе.

Игорь А. Ваганов


EDWARD KA-SPEL:

"Down In The City of Heartbreak And Needles" (Soleilmoon)

"From the beginning I always took to the idea that it's important to try and paint your own soul, you know. And lyrically it's something where it seems to be so personal, it really opens all the doors, even to the point where you might be embarrassed later but you know, do it anyway".

Очередное издание старых работ загадочного мэтра Легендарных Розовых Точек, раннее непубликовавшихся "Eyes China Doll"(85), "Laugh China Doll"(85) и "Perhaps We'll Only See A Thin Blue Line"(89), след за изданными чуть раннее двумя работами "Aazhyd Chyekk China Doll" и "Lyvv China Doll", на этот раз его своеобразный новый "Greatest Hits" "китайской архивной поэтики образов", где вновь Сидо-Барретовский минимализм возникающих таинственных звуковых образов, примитивная простота сплетается с пульсирующей многогранностью Ка-Спела в его первичных эмоциональных психоделических вибрациях и... возвращается на исходную точку, "откуда мы наблюдаем начало мира", словно часть вибраций его хрупкого вокализа есть лишь рассеянный свет, образующий гармонию. Процесс развития композиций захватывает всё пространство, толкая к растворению/ релаксации в философской концентрации, полному погружению во внутренний мир неизмеримых пространств и интуитивных соприкосновений. Возникающий по обыкновению из полной тишины этого мира, голос гармонично вплетается в этот неповторимый странный узор реалий и бытия, чтобы через мгновение бесследно раствориться вновь, оставляя нас в смятении мыслей и воображения. Колдовские образы, нечёткая обрисовка деталей, скорее их набросок, и значений, повествование о среде как о совокупности точек пространства, времён, климатов, настроений и открытых лабиринтов памяти. Как всегда удивительный, поэтичный и зачарованный миф.

 

"What is my favourite imaginary place? It's an island... purple and yellow skies... and a single mountain... black sand"

Igor Vaganov

(*с использованием фрагментов интервью Ка-Спела американскому изданию "Asylem")


EDWARD KA-SPEL – Blue Room (CD by Soleilmoon)

Blueroom.jpg (22738 bytes)“Незадолго до наступления тысячного года до Нашей Эры великая цивилизация приняла коллективное решение о том, что на планете, известной как Земля, нет больше будущего. Всего за несколько дней ученые разработали, а инженеры построили звездную флотилию, которая должна была доставить их в самые отдаленные участки галактики. Они не смогли осуществить этого – целая армада космических кораблей потерпела крушение, разбившись на одной из лун планеты, которую они называли Zob. Все следы этой цивилизации исчезли навсегда.

Незадолго до нулевого года таинственный бородатый человек вызвал сильное раздражение и недовольство у одного непопулярного, но влиятельного монарха, сказав ему, что скоро родится великий человек, который изменит ВСЕ. Таинственный бородатый человек был обезглавлен. Великий человек родился, изменил ВСЕ и был казнен.

Незадолго до тысячного года Нашей Эры огромное количество людей отказалось от своих мировых владений и стало вести нищенский образ жизни. Другие, опасаясь худшего, выбрасывались из высоких башен. Обычно это приводило к фатальному исходу.

Незадолго до двухтысячного года несколько тысяч человек отступали в свои комнаты и медитировали под “The Blue Room”, последний альбом Эдварда Ка-Спела, вокалиста THE LEGENDARY PINK DOTS.”

Именно так, в несколько странной манере древней притчи, лейбл Soleilmoon отрекомендовал в своем пресс-релизе новый ка-спеловский сольный альбом, замечая попутно, что последний можно неплохо использовать для тысячелетних медитаций. Связь этих фантазий, принадлежащих скорее всего перу самого Ка-Спела, с содержанием альбома установить весьма проблематично, ибо сюжетные линии песен (по крайней мере, тех песен, у которых эти сюжетные линии присутствуют и которые можно хоть как-то выделить среди традиционного хаоса психологико-сюрреалистических этюдов Ка-Спела) на мой русскоязычный взгляд никак не перекликаются с лирикой этого альбома. Вообще, конечно, судить очень трудно, потому как Ка-Спел-поэт чрезвычайно сложен для понимания в наших палестинах по полне очевидным причинам Простое незнание английского в достаточной степени еще пол-беды, а вот абсолютное отсутствие опыта в восприятии и анализе английской поэзии во всей ее полноте на языке оригинала окончательно закрывает доступ к значительной части того, что пытается выразить в своем творчестве Ка-Спел. Остается довольствоваться лишь некими смутными ощущениями, предвидениями и надеждами на понимание, общими впечатлениями и искаженным, опосредованным воздействием такой музыки на слушателя. Возможно, повышенная чувственность отечественной аудитории к хрупким конструкциям Ка-Спела с лихвой возместит все эти недостатки восприятия и, что скорее всего, привнесет в этот, как всегда уникальный, слушательский опыт нечто свое и неповторимое.

В последне время Ка-Спел одержим идеей грядущей вселенской катастрофы, и в связи с этим рассматривать приведенные в начале мысли о снисхождении человечества от губительных коллективных форм к исключительно индивидуальному и медитативному образу существования вполне оправдано. Как всегда, альбомы Ка-Спела (как впрочем, и THE LEGENDARY PINK DOTS) предназначены исключительно для уединенных прослушиваний и, что отрицать, вполне реальных медитативных погружений. “The Blue Room” не исключение и после того, как вас хорошенько проймет от просто потрясающей “Scarlett Cross” (поэтическая история о посещении вампиром одной особы), перед вами разверзнется пучина неутомимых ка-спеловских фантазий, засосет надолго и основательно, заставляя проигрывать эту программу по несколько раз в день. На этом диске Ка-Спел довел до совершенства свои традиционные для сольных работ комбинаторные приемы. Постоянная смена по-разному звучащих инструментов делает этот альбом очень притягательным для прослушивания в первый раз. Ка-Спел стремиться как можно сильнее разнообразить свой саунд, что изящно и легко компенсирует некоторую бедноватость красивых мелодий, тех, что оглушали на ранних альбомах и что потом появлялись реже и реже, но отнюдь не портили этим общую картину творчества Ка-Спела.

“The Blue Room” производит впечатление очень глубокого и неисчерпаемого альбома. Уже со второго прослушивания понимаешь, что эта музыка может звучать бесконечно, и бесконечное количество раз ты будешь вновь открывать ее. Мне очень нравится это свойство ка-спеловской музыки: в каком бы глубоком трансе не находился слушатель, его заинтересованность, напряжение и чувство неожиданности не пропадает никогда, эти песни просто любопытно слушать.

Настроение “The Blue Room” очень спокойно и умиротворенно, больше светлых, пастельных тонов, как нигде более Ка-Спел сумел до конца остаться сдержанным, ровным и в то же время интересным и впечатляющим. Не думаю, что есть смысл упоминать здесь отдельно какие-то трэки, каджому предоставляется возможность получить от этого альбома удовольствие и приобрести незабываемый опыт опосредованного музыкой общения с ее автором.

Дмитрий Колесник

P.O. Box 83296, Portland, OR 97283 USA, www.soleilmоon.com   info@soleilmоon.com

P.O. Box 11453, 1001 GL Amsterdam, The Netherlands, www.staalplaat.com   staal@euronet.nl


Send mail to mzr93@mail.ru with questions or comments about this web site.
Send mail to mzr93@mail.ru with questions or comments about contents of this web site
Copyright © 1997 Achtung Baby!
Last modified: Март 20, 1999