МАГИЧЕСКИЙ РИТУАЛ РОБИНА СТОРИ


С ВАШИМИ РАННИМИ ЗАПИСЯМИ В САМОДЕЛЬНЫХ ОБЛОЖКАХ, ЧТО ПОБУЖДАЛО ВАС ДЕЛАТЬ ВСЕ ЭТО?

Р.Стори: - Отчасти своенравие...Мы хотели создавать собственными руками характер объекта.

УCПЕХ, КОТОРЫЙ ВЫ ПОЛУЧИЛИ ПОЗЖЕ, БЫЛ ЛИ ОН НЕОЖИДАННЫМ ДЛЯ ВАС?

Р.Стори: - На самом деле мы никогда не думали об этом. Наша первая запись была разовой шуткой. Она не отражала ту музыку, которая в нас рождалась в то время..."

(из интервью с Zoviet-France, май 1991)


Звуковой атмосферный хаос и социальный мир: Мифы, Модели, Теории... "Интеграция музыки - вот то новое, что мы сегодня пытаемся сделать. Достаточно сложно оперировать со словом psychic. Это работа, как высоко организованная система манипуляций с наиболее жёсткой формой современного депрограмирования, создавая странные записи (...), наблюдая как, призванное быть вещью в себе, перед вами проходит будующее. Это наша работа и наша задача - продолжать создавать, делать позитивную бескомпромиссную музыку, когда ваше восприятие достигая максимума проходит период транса. Когда сознание и подсознание переключаются в унисон, в ритме мантроподобной вибрации с яркостью пульсаций, подобных ритмам танцев дервишей или тибетских магических песнопений. Музыка - это магический ритуал!.."

Эти слова Genesis P-Orridge в полной мере можно отнести к последней работе бывшего участника и одного из основателей гипнотических Zoviet-France, покинувшего группу в 1989 г. Robin Storey и его сольному импровизационно-эклектичному проекту RAPOON, где Робин продолжает экспериментировать со своими объектами на стыке нойз-атмосферной и этнической музыки, которую он записывает и продюсирует у себя дома в Англии. Странный двойной "The Kirghiz Light" (Киргизский свет) - шестой релиз этого музыканта и художника (по слухам, композиции Стори выставлялись однажды даже у нас в Санкт-Петербурге) являет нам астрально-ритуальный опыт, в чём-то схожий с ранними работами основоположника атмосферного саунда Брайана Ино (как, к примеру, его "Another Green World"), раскрашенный амбиентным минимализмом в продолжение радикальных звуковых конструкций Zoviet-France. И если электронная музыка Ино всегда была свободной и почти джазовой, то свобода по Робину Стори - это медитатизм, сотканный из мистических душ тотемного сознания и ритуалов, напоминающих наскальные росписи современных аборигенов Австралии и Новой Зеландии в затянувшемся миросозерцании всей безгрешности красоты, это истинно звуковая реальность окружающего мира и его природно-эзотерических символов.

Импровизация, спонтанный сознательно понимаемый акт творчества не является тождественным переносу хаотического процесса в материальную плоскость. Максимум артистической свободы внутри определённых точных директив, накатывающихся волнами, когда обнаруживаешь такое же варварское великолепие, как и комбинации с ладно скроенной атональностью, звучащими так, словно мысль Художника решилась посягнуть на все эти диссонансы и эмоции ради чего-то более существенного, выраженного словом Ритуал. Даже в самые шумные моменты полная организация и управляемость процессом позволяет заключить, что Музыкант в глубине своей тесно связан одной творческой нитью с процессом, готовый поднимать музыкальное творчество из глубин экзистенции, тех глубин, в которых все человеческие, духовные, умственные, чувственные возможности синкретически смыкаются.

Как известно, по-Чюрлёнису (с которым, как мне видится, Робин Стори в чём-то близок): Живопись - это застывшая музыка, Музыка - ожившая живопись. "Империи могут разрушаться, космическое равновесие между Хаосом и порядком нарушиться, но приятно сознавать, что они будут всегда"... Бескопромиссное своенравие Робина Стори продолжается, и в этом его исполненный транса магический ритуал для всех нас.

Игорь ВАГАНОВ


Send mail to alien@ic.ru with questions or comments about this web site.
Send mail to
igo@donpan.rnd.su with questions or comments about contents of this web site
Copyright © 1997 Achtung Baby!
Last modified: Март 31, 1998