ROBERT TAYLOR: МЫ НАЙДЕМ НАШУ ДУШУ И СНОВА СТАНЕМ НАРОДОМ, ЕДИНЫМ В СЕРДЦЕ И ДУХЕ

by Д.М.Т.

Робет Тэйлоp (Robert Taylor) является ветеpаном амеpиканского андегpаунда. Коме того, что он возглавляет гуппу "Changes", известную у нас по альбому "Fire of Life", он является художником, писателем, поэтом и жуpналистом. Его интеесы пpостиаются от антpопологии и астpономии, до литеpатуpы и татуиpовок. В юности он являлся членом чикагских молодежных банд, экспеpиментиpовал с психоактивными наpкотиками и имел близкие отношения с байкеpскими гуппиpовками.В pанних 60-х, он являлся членом военизиpованной оpганизации Minutemen, пpидеpживавшейся тpадиций "вооpуженного либеpтаpианизма" амеpиканских pеволюционеpов, и ставшей пpообpазом сегодняшних ополченцев из militias. Он также стал одним из основателей, и до сих поp остается одним из лидеpов неоязыческого одинистского движения и кpупнейшей амеpиканской одинистской оpганизации Asatru Folk Assembly и тесно сотpудничает с основным одинистским жуpналом Vor Tru.


Вопрос: Здесь в России очень немногие знают о Changes, да и те, в основном, только благодаря вашему альбому "Fire Of Life". Не мог бы ты немного рассказать о том, как группа была создана и ее ранних годах?

Ответ: Changes изначально была плодом моего сотрудничества с Николасом Теслаком (Nicholas Tesluk). В конце 60-х мы начали играть и петь вместе для собственного развлечения. Я пел основным голосом и писал тексты, а Николас писал музыку, играл на гитаре, пел вторым голосом и делал гармонии. Понемногу мы написали несколько баллад и начали играть для наших друзей и знакомых. Мы получали хорошие отзывы об этих импровизированных концертах и начали всерьез подумывать о коммерческих выступлениях и записях.

В то время я работал на коммерческом телевидении художественным директором и сценаристом. И там была девушка, работавшая секретаршей. Она также играла на гитаре и пела и присоединилась к Changes на несколько лет. Мы начале играть в кофейне, принадлежащей The Process: Church Of The Final Judgement и через некоторое время переиграли в большинстве кофеен и салунов северного Чикаго, а также дали несколько концертов в местном университете и некоторых колледжах.

Как раз незадолго до начала музыкальной деятельности я активно участвовал в революционном правом движении. В основном в организации Minutemen. Это была первая и крупнейшая антикоммунистическая правая революционная группа в 60-х-начале 70-х в США. Последствием уничтожения Minutemen ФБР для меня стало то, что я начал писать стихи к песням, занялся стихами всерьез и стал рисовать маслом. Это был очень мрачный период моей жизни. Живопись и музыка стали моей "гаванью в Шторм", так сказать.

Многие из наших песен были любовными балладами, хотя мы делали и музыку, содержащую политический или духовно-филосовский смысл. В этом была основная разница между тем, что делали мы и что в то время происходило на акустической фолк-музыкальной сцене. Насколько я знаю, мы были в тот период единственной фолк-группой с жесткой правоориентированной философией. Все остальные артисты и группы, игравшие подобную музыку, были левыми или марксистами, соответствующей была и музыка. Среди них были и Боб Дилан (Bob Dylan), Джоан Баэз ( Joan Baez), Джуди Коллинз (Judy Collins) и Peter, Paul And Mary.

В течение последнего года первой инкарнации Changes к нам присоединилась еще одна вокалистка и флейтистка Кэрол Депью (Carol DePugh). Она была дочерью создателя и лидера Minutemen Роберта Боливара Депью (Robert Bolivar DePugh). Через год она и Николас переехали в Колорадо и мы прекратили существовать, как группа. Мы полностью выгорели за это время. Инициатический энтузиазм начал уходить из нашей музыки. Мы вложили во все это так много сил и времени, и так мало осязаемых результатов получили материальное воплощение. Я оставил весь накопленный музыкальный опыт внутри и занялся другими вещами - поэзией, живописью и графикой. И семьей и детьми. Ник встретил в Колорадо другого музыканта - Марка Эндрюса (Mark Andrews). Они образовали группу Phase Two и выпустили семидюймовую пластинку, записали радиопрограмму и приняли участие в нескольких очень крупных концертах вместе с довольно известными музыкантами. Затем Ник также занялся живописью и выставлялся на выставках и в галлереях. Потом он остепенился и полностью ушел в семейную жизнь.

В.: Вы имели какое-то отношение к американской психоделической сцене? Были ли какие-то еще группы, близкие к вам по своему направлению?

О.: Мы жили в эпоху расцвета психоделии. И я и Ник имели собственный психоделический опыт в те годы. Больше я, чем Ник. Я пробовал или употреблял гашиш, ЛСД, СТП и другие психоделические субстанции той эры. И я и Ник рисовали для местной психоделической андерграундной газеты The Chicago Seed. Кроме того мы продавали плакаты и принимали участие во многих психоделических приключениях. Мы отрастили длинные волосы и бороды, носили серьги, разные странные одежды и все другие атрибуты хиповской культуры.

Чего многие люди не знают об этом времени, это то, что в психоделическом мире было много идей, людей и групп, не имевших марксистской окраски, не принадлежавших ко всей этой "peace/love" толпе и прочим частям молодежного движения, раскрученного средствами массовой информации. Мы были на этой темной стороне психоделического движения. The Process была одним из проявлений этой темной части, так же, как Семья Мэнсона, различные культы и сатанистские организации, нелегальные байкеры и множество отдельных индивидуумов. Там были настоящие аутсайдеры, настоящие бунтари, подлинная контр-культура, противостоящая фальшивке, раскручиваемой средствами массовой информации.

Если кто-то сомневается в моих словах, ему нужно только посмотреть на тот факт, что эта фальшивая контр-культура уже давно перестала существовать (если вообще существовала когда-то). Большинство из этих "детей-цветов" и идеалистов-пацифистов шестидесятых стали материалистическими адептами нашего времени. В то время, как те, кого я называю "темной стороной" или "реальной контр-культурой" и сейчас продолжают оставаться в авангарде или глубоком андерграунде. Чарльз Мэнсон (Charles Manson) никогда не был так популярен, как сейчас; язычество, сатанизм и другие древние религии никогда не имели такое количество последователей, как сейчас. Changes все еще Changes, даже более того, продолжая сейчас нести все то же послание, мы двигаемся вперед. Разница состоит в том, что в конце 60-х и в 70-х наше послание могло выглядеть невразумительным, а сейчас в конце 90-х все больше людей начинают осознавать то, о чем мы пели 25 лет назад. Большая часть того, о чем мы предупреждали, сбылось. Мы больше не играем перед глухими и немыми.

Что касается других групп, близких к нам - их не было. Мы находились в уникальном и одиночном положении, мы писали песни, которые совершенно очевидно опережали свое время и не имели ни идеологического, ни духовного отношения ни к каким группам того времени.

В.: Какая музыка оказала на вас наибольшее влияние?

О.: В первую очередь это народная музыка Британских островов, средневековая европейская музыка и ковбойские баллады американского Запада. Также на меня очень сильно повлияли романтические поэты: Шелли, Байрон, Вордсворт, Китс и другие. Николас большой поклонник симфоний Бетховена и музыки Римского-Корсакова. Мы оба с удовольствием слушаем, как классику, так и популярную музыку. Из групп того периода, которые возможно повлияли на нас, можно назвать Pentangle, Steeley Span, Jethro Tull, Fairport Convention, Strawbs, и Moody Blues.

В.: Что стало основной причиной для возобновления деятельности Changes?

О.: Около четырех лет назад я решил сам издать небольшую книжку собственных стихов в стиле хайку. Кэрен проиллюстрировала эти стихи в японском стиле рисования кисточкой. Книжка называлась "Palm Of The Hand Poems". Моим намерением было разослать эту книжку в конце июля, в качестве открытки, которые у нас люди обычно посылают друг другу в это время года. Было напечатано только сто экземпляров и я разослал их друзьям и знакомым. Однако книжка получила некоторое распространение и в некоторых американских и европейских изданиях появились положительные рецензии. Обрадованный этой поддержкой, я напечатал еще несколько таких же книжек: "Beginnings" - сборник стихов в прозе; "Lyrics And Ballads", содержавшую лирические стихи, которые, в основном, были, в свое время, мной и Николасом положены на музыку; и, наконец, "The Stranger In The Mirror", в которую я поместил тексты четырех очень длинных балладных песен, включая "Twilight Of The West". Каждая из этих книжек также была напечатана тиражом в сто экземпляров.

Среди людей, которым я рассылал экземпляры книжек был Майкл Мойнихэн (Michael Moynihan) из Blood Axis. Майкл прочитал стихи и спросил, нет ли у меня музыки для аккомпонимента. У меня все еще оставались несколько демо-кассет, я скопировал их и послал ему. Несмотря на качество, время и условия, в которых эти песни были записаны (всего два катушечных двухдорожечных магнитофона), Майкл смог послушать эти записи и пришел к выводу, что игра Николаса на гитаре ставила его вровень с музыкальными звездами. И Майкл также проникся текстами песен. С тех пор мы нашли с ним много общего в наших ощущениях от политики, философии и искусства и он оказался сильно впечатлен тем, что мы создали нашей музыкой. Вскоре он ремастерировал и спродюсировал наш альбом на своем новом записывающем лэйбле Storm Records. Это было началом реинкарнации Changes. Несомненно Майкл Мойнихэн является отправной точкой того, что произошло и мы, конечно, благодарны ему за его уверенность в нашей работе - просто великолепно увидеть нашу музыку, вышедшей на широкую публику спустя более, чем 25 лет.

В.: Не мог бы ты поподробней рассказать о твоих отношениях с Мойнихэном и вообще с современной индустриальной сценой?

О.: Я впервые что-то услышал о Мойнихэне когда он сотрудничал с Бойд Райсом (Boyd Rice) в его проекте NON. Я впервые услышал их музыку на сборнике немецкого лэйбла Gymnastic Records "Sacred War". Это, возможно, было мое первое знакомство с таким типом разговорного материала, как они делали, также, как и с индустриальной музыкой вообще. Кроме них на этом сборнике были еще Savage Republic, Up-Rotor и еще несколько других индустриальных групп. На этом же сборнике я впервые услышал Дугласа Пирса (Douglas Pierce), Sol Invictus и Яна Рида (Ian Read), возглавляющего сейчас Fire & Ice. Мне понравилось большинство из того, что я услышал. Примерно в то же время я немного познакомился с Бойд Райсом, мы обменялись с ним несколькими письмами и парой телефонных звонков. Ничего больше, просто небольшой контакт. Незадолго до этого я как раз обнаружил, что некоторые музыканты и артисты начинают все больше и больше праветь (за неимением лучшего термина).

Через пару лет я обнаружил журнал The Fifth Path, издававшийся Робертом Вордом (Robert Ward). Майкл Мойнихэн также принимал участие в его издании. Это был первый, встретившийся мне, журнал, делавший обзоры музыки, подобной той, что играли такие группы, как Fire & Ice, Death In June, Sol Invictus и другие, в том числе и индустриальные и вообще печатавший информацию о событиях на музыкальной сцене "правого крыла", как раз начавшей выходить из тени. В последнем номере журнала был напечатан также и мой материал.

Примерно в то же время я увидел рекламу продукции Storm Records - футболки, компакты, книги и т.д. Многое из этого содержало символы, имевшие отношение к одинизму или Ашатре. Я являюсь одинистом/ашатрианцем уже более 25 лет. Более того, с тех пор, как в США появилось одинистское движение, я являюсь одним из его лидеров и стойким приверженцем. Я был заинтересован этой одинистской продукцией, выпускаемой людьми, не участвовавшими в нашем движении и даже не знакомыми нам. Это выглядело так, как будто начало появляться параллельное движение. Ни люди из старой гвардии одинистского движения, ни Майкл и его друзья не знали ничего друг о друге. Я и Валгард Мюррэй (Valgard Murray) законтактировали с Майклом и, в процессе общения, с радостью обнаружили, что и мы и они говорим об одних и тех же вещах и мы решили сотрудничать. Компакт Changes как раз стал одним из актов этого сотрудничества. Еще одним актом стало то, что Роберт Ворд, после прекращения издания The Fifth Path, присоединился к основному одинистско-ашатрианскому журналу Vor Tru. В наш Asatru Aliance входят племена и рода. Майкл через некоторое время после нашего знакомства стал членом моего племени Вульфингов (the Tribe of the Wulfings), а Роберт Ворд создал собственный род под названием The Ulfheadnir Kindred. Многие из этих новых молодых ребят привнесли новое измерение в одинистское движение и продолжают развивать его.

В.: А с Бойд Райсом отношения так больше и не продолжились?

О.: Я видел его последний раз в конце прошлого года на концерте Current 93 в Нью-Йорке. Мы пожали друг другу руки, немного поговорили и все. Но я думаю, что мы все равно остаемся друзьями, также, как и Эдам Парфри (Adam Parfrey), Тони Вэйкфорд (Tony Wakeford) и многие другие.

В.: А что ты думаешь о других артистах американской экстремальной сцены, например таких, как Дженезис Пи-Орридж (Genesis P-Orridge) или Джелло Биафра (Jello Biafra)?

О.: Я ничего не знаю а Биафре. Что касается Пи-Орриджа, то я читал некоторое количество статей о нем и интервью с ним, а также несколько его работ. Он определенно очень занятой парень. Он имеет очень обширную дискографию. Я знаю немного о его Храме Душевной Юности (Thee Temple Ov Psychic Youth) и о Psychic TV, но я слышал только два его альбома. Я так же читал о его пирсинговых экспериментах. Дженезис и его друзья пытались возродить The Process, но, насколько я знаю, эта попытка была очень поверхностной. Skinny Puppy также выпустили альбом под название "Thee Process", но если взглянуть на тексты их песен, то там вряд ли можно обнаружить что-то имеющее отношение к The Process и его философии.

В.: Ты знаком с европейской индустриальной/пост-индустриальной сценой?

О.: Да, в некоторой степени, также, как и с техно-музыкой, которая имеет некоторый элемент индастриала. Я очень люблю Laibach, Psychopomps, Leaether Strip и другие техно-индустриальные группы. В Америке мне очень нравится то, что делает Electric Hellfire Club и другие группы с Cleopatra Records.

В.: Ты поддерживаешь какие-то отношения с артистами, связанными с World Serpent, такими, как Дэвид Тибет (David Tibet) и Дуглас Пирс?

О.: Я специально ходил смотреть на Current 93 в Нью-Йорке в прошлом году и подошел к Тибету после выступления. Мы просто пожали друг другу руки и немного поговорили об общих английских знакомых. А выступление было очень отличное. В тот вечер по залу разливалась некая музыкальная магия. Роз Маккдауэлл (Rose McDowall) также играла и пела вместе с ними тогда и для меня было большим удовольствием услышать ее живьем. У нее просто замечательный голос для такого рода музыки. Журнал Seconds, для которого я иногда пишу, предложил мне сделать интервью с Тибетом, но Тибет отказался, сказав, что я одинист и сатанист (что только на половину правда), а он католик и он не хотел бы давать это интервью. Это наверное печально, так как я предполагал сделать интервью в основном о его музыкальной технике, о которой у меня есть некоторые собственные соображения. Он видимо предполагал, что я хочу получить от него какие-то политические, религиозные и идеологические заявления. Я читал несколько интервью с ним и обычно они дают представления о его идеологических и религиозных взглядах. По поводу того, что я читал, я могу сказать, что его идеология выглядит очень запутанной, а у меня не было желания еще раз заводить его в те тупики, в которые он уже заходил в прошлых интервью.

Что касается Дугласа Пирса, то я никогда не встречал его и не имел с ним никаких сообщений - мы с ним духовные друзья, но не имели личного контакта.

Во время концерта Current 93, о котором я говорил, я познакомился с музыкантами из In Gowan Ring, которая также на World Serpent. И еще один человек с World Serpent, с которым я встречался, это Тони Вэйкфорд из Sol Invictus и l'Orchestre Noir. Я брал у него интервью для Seconds, оно будет напечатано в следующем номере. Тони мне очень понравился, как личность и мы провели с ним несколько замечательных дней в Лондоне. Большая часть того, что он делает просто абсолютно замечательна.

В.: Майкл Мойнихэн очень увлечен феноменом норвежского black-metal. В свете твоего сотрудничества с Мойнихэном, не существует ли у тебя каких-то совместных проектов с кем-нибудь из норвежских музыкантов?

О.: Я думаю, сомнительно, что такое может произойти. Мне нравятся некоторые black-metal группы, например Unleashed, Enslaved, Bathory и Tiamat, но таких не много. Я брал интервью у Unleashed для Seconds несколько лет назад и еще одно у Tiamat, оно напечатано в последнем номере Сyber Psycho. Но я сомневаюсь, что может быть какой-то совместный проект с кем-то из них.

Однако предполагается альбом Changes при участии Мойнихэна и Аннабелл Ли (Annabelle Lee). Аннабелл будет играть на виолончели, а Майкл на бодран-барабане и произносить некоторые тексты. Я очень надеюсь на этот проект, я уверен, что они добавят что-то очень специальное к Changes. Кроме того, мы будем работать с Бобом Фербрачем (Bob Ferbrache) - очень талантливым музыкантом и звуко-инженером, заведующим студией Absinthe Studios - именно он работал над альбомом "Gospel Of Inhumanity" Blood Axis. Я думаю, что Боб скоро станет, а возможно уже и стал, андерграундной легендой. Кроме Blood Axis, он работал еще с Бойдом Райсом и Human Head Transplant. Работа с ним всегда очень стимулирует, он всегда вовлекается в созидательный процесс того, над чем работает. Так много инженеров, которые не на много больше, чем просто кнопконажиматели, а Боб представляет собой уникальный сплав техника и артиста.

В.: Я читал, что ты имел отношения с некоторыми американскими культами, например с The Process: Church Og The Final Judgement. Не мог бы ты рассказать об этом поподробней?

О.: Я натолкнулся на The Process около 70-го. Сначала я встретился на улице в нижнем Чикаго, где я жил в то время, с их чернонакидочными Посланниками. Они продавали журналы и книги и собирали пожертвования для своей группы. У них была кофейня, в которой собирались разные интересные люди, играла музыка, можно было выпить кофе и происходили полуночные медитации и ритуалы.

Это было в то же самое время, когда образовалась Changes. Когда люди из The Process узнали, что мы играем музыку и что она из себя представляет, они пригласили нас в свою кофейню и предложили выступить. Мы начали играть у них по выходным и это были вообще первые наши выходы на сцену. Мы довольно быстро подружились с некоторыми людьми из The Process и они пришли на наш первый платный концерт.

Я рисовал нескоторые иллюстрации для их журнала и с интересам читал их книги и брошюры, но никогда не являлся членом группы. Следующие несколько лет я путешествовал и потерял контакт с The Process. Когда я вернулся в Чикаго, оказалось, что группа уже раскололась. Большая ее часть основала новую организацию - The Foundation: Church Of The Millennium. Она выглядела очень удручающе, в сравнении с оригинальной группой и я не нашел в ней ничего интересного. Через некоторое время эта организация совсем прекратила существование.

В антологии "Apocalypse Culture" под редакцией Эдама Парфри есть глава о The Process, которую я написал исходя из своего опыта и впечатлений. И сейчас я пишу две большие статьи о них для американского журнала Esoterra. The Process в разных источниках был описан, как крайнее проявление зла, как благотворная и мирная организация, занимавшаяся альтруистическими делами, как передовой отряд британской интеллигенции и еще многими другими, противоречащими друг другу, характеристиками. В своих статьях для Esoterra я пытаюсь исследовать и обсудить все эти теории и попытаться разобраться, что же The Process представлял из себя на самом деле. Неотъемлемой частью теологии The Process была ненависть к человечеству. Ее предписанием был конец существования, как мы его знаем, через какую-либо разновидность конца света. В этом смысле, The Process имел общие моменты с ранними школами буддизма.

В.: Как ты пришел к язычеству и одинизму и как вообще началось одинистское движение?

О.: Трудно сказать точно, когда зародилось языческое и одинистское движение. Наверное в любом времени можно различить какие-то импульсы, которые позже переросли в движение.

Если говорить о язычестве вообще, то было несколько человек, популяризовавших ведьмовство, языческие верования, оккультизм и сатанизм. Например английский антрополог доктор Маргарет Мюррэй (Margaret Murray), написавшая книгу "The Witch Cult in Western Europe". Джеральд Гарднер (Gerald Gardener), заявивший, что был принят в тайный ведьмовской орден и также написавший несколько книг, наиболее важная из которых "Witchcraft Today", стал первым, сказавшим о том, что ведьмовство дожило до 20-го века. Надо заметить, что Гарднер был учеником и протеже Алистера Кроули (Aleyster Crowly) и член организации Кроули О.Т.О.

Еще одной книгой, вдохновившей многих людей на создание групп, практикующих то, что было, как им казалось, язычеством и ведьмовством, и много сделавшей для возрождения этих традиций, стала книга поэта Роберта Грэйва (Robert Grave) "The White Goddess".

Позже многие из этих групп стали называть себя "ведунами" (wiccan) - гораздо более приемлимый термин, чем "ведьмовство" - а различные языческие группы начали называть по названиям традиционных кельтских, эллинских, скандинавских или славянских верований. Но изменение названий было пока что единственным, чем они различались. Все остальное оставалось одинаковым - ритуалы, философия и т.д. Причем с жестким упором на культ Богини и матриархальную сторону существования - это все было незадолго до того, как различные феминистки начали тяготеть к язычеству. Это был прекрасный механизм для их идеологии и прекрасная аудитория для набора новых сторонников. Феминистские писательницы типа Маргот Адлер (Margot Adler) и Starhawk стали идеологами языческого движения.

В начале 70-х, Кэрин и я основали собственную группу, которую мы назвали Northenway. В то же время мы обнаружили, чтосуществуют и другие одинистские группы, например Odinist Fellowship, основанная Эльзой Христенсен (Else Christensen), урожденной датчанкой, живущей в Америке. Она издавала маленький ньюс-леттер, под названием The Odinist. Примерно через год-два мы также узнали о The Asatru Free Assembly, основанной Стивом Макнэлленом (Steve McNallen) и наладили контакт с ними и некоторыми другими одинистскими группами. Вот собственно корни северо-американского одинизма/ашатрианства. Однако были еще некоторые влияния. Британская группа The Northern League с конца 50-х до середины 60-х издавала журнал Northern World, это был первый, мной увиденный, журнал, пропагандирующий возвращение к северной языческой духовности. Основное отличие Northernway от Odinist Fellowship и Asatru Free Assembly состояло в том, что мы концентрировали нашу деятельность на Среднем Западе и не пытались создать национальную группу.

Мы понимали, что нас очень мало по сравнению с остальным огромным американским языческим движением. Большая часть этого движения придерживалась феминизма, мульти-культурализма и других лефтистских штучек. Многие люди в движении придерживались левых взглядов еще с эры хиппи 60-х. Наша группа старалась дистанцировать себя от остального языческого движения, но периодически возникали споры даже и внутри нашей группы. Через некоторое время несколько человек образовали группу Norse-Wiccan, а остальная большая часть - Wulfing Kindred. Norse-Wiccan вскоре разделилась еще на несколько орденов, а затем и вовсе перестала существовать, а Wulfing Kindred существует до сих пор и является старейшим из американских племен.

Во времена Northernway мы все еще продолжали искать собственный путь. Мы потратили много времени на изучение книг о викингах, фольклора, мифов, легенд и т.д. После этого мы начали сами создавать и отправлять ритуалы. Это было великое время учебы и экспериментов.

Тем временем, мы стали одним из племен AFA. После кончины оригинальной AFA, мы помогли создать Asatru Aliance Of Independent Kindreds. Т.е. просто ашатрианские племена, существовавшие в AFA, организовались в новую группу, чтобы заполнить пустоту, вызванную ее развалом.

AFA восстановилась опять, но уже под именем The Asatru Folk Assembly. Она занялась юридической войной за обладание костьми Кенневикского Человека (Kennewick Man), мужского скелета, имеющего возраст 9300 лет и являющегося, по всей видимости, кавказцем. По существующему американскому законодательству, американские индейцы имеют первоначальные права на все кости, находимые на территории США. Затем индейская группа попыталась заявить свои права на эти кости и не допустить проведение учеными DNA тестов на установление их происхождения. Возможно, если бы удалось достоверно установить кавказское происхождение скелета, история была бы переписана. Возможно это доказало бы, что белые были в Америке раньше индейцев!

Сейчас Wulfings продолжают все больше увеличивать свою численность, также, как и Asatru Alliance. Мы очень тесно сотрудничаем с издаваемым Asatru Aliance журналом Vor Tru. В нашей группе большое количество людей, занимающихся созидательной деятельностью - художников, музыкантов и т.д. Сейчас мы называем себя Tribe Of The Wulfings и наша деятельность распространилась по всем Соединенным Штатам. Это уже больше не местное среднезападное племя.

В.: Мог бы ты охарактеризовать современное американское языческое движение?

О.: Лучшее слово для его описания будет "эклектичное". Оно представляет из себя смесь множества источников и имеет множество разных ответвлений. Оккультизм, спиритуализм, архаичные религии, нью-эйдж, восточные религии типа индуизма, гностические верования, сатанизм, ведущий свою историю еще с конца прошлого века, кроулианство, теософия и т.д. Ашатрианцы стараются не называть себя язычниками и используют слово "heathen", так как оно имеет большее отношение к Ашатру и к тому месту, откуда пришло наше верование, а также позволяет нам дистанцироваться от большей части языческого движения, к которому мы находимся в оппозиции и с которым у нас очень мало общего и в духовном, и в социальном, и в любом другом смысле.

В.: Есть ли там серьезные (не тинэйджерские и не профанистские) сатанистские организации?

О.: Я уверен, что большинство сатанистских организаций достаточно серьезны, хотя и в тесных границах их элитных миров. То, что ты называешь профанизмом, есть просто простейшая форма юношеского бунтарства, в которой сатанизм является отличным механизмом для бунта против существующего порядка вещей. Это обычная форма в определенных музыкальных кругах. Большинство этих молодых людей со временем взрослеют, теряют интерес к бунту и рок-н-роллу и становятся взаимозаменяемыми рабочими единицами Нового Мирового Порядка.

Серьезный оккультист или сатанист имеет совершенно другую сущность, чем эти буйные тинэйджеры. Он, в основном, мыслитель и читатель и часто занимается какой-нибудь разновидностью созидательной деятельности. Сатанизм издавна является магнитом для людей созидания. Художники, поэты и, даже, как в случае Джона Вайтсайдса Парсона (John Whitesides Parson), изобретатели, физики, технологи. Он был главой O.T.O. и, в тоже время, изобрел жидкое ракетное топливо, позволившее нам достичь Луны.

Бунт настоящих сатанистов является не просто бунтом против матери и отца, церкви и государства. Это бунт, который затрагивает гораздо более глубокие вещи и более радикален в своих целях и стремлениях. Я уверен, что многие сатанисты рассматривают себя, как элиту человечества. Целью сатанизма, также, как и многих оккультных школ, является достижение статуса Бога-Человека. Не подобного Уберменшу Ницше, а стоящего на еще более высоком эволюционном уровне. Но если кто-то достигает, или верит, что достигает, какого-то состояния Божественности, что может быть дальше смыслом и целью его жизни? Я думаю, создание искусственной, человеко-центристской вселенной. В этом смысле, сатанизм является очень прометеанским по своему духу. Его смысл в открытии и краже скрытых моделей и черновиков жизни. Это геометрия, это блоки здания и т.д. Затем будущая борьба за воплощение этого знания, чтобы оно переросло в создание искусственного мира - человеко-центрического мира, в противоположность бого-центрическому или природо-центрическому миру. Я уверен, что многие серьезные сатанисты, видят себя в облике Прометея. Или Фауста и Доктора Калигари, обремененных поиском знания и силы.

Многие из этих идей, возможно, происходят из различных школ катарского или гностического направления. Из того направления, в котором настоящий мир зовется "это создание" и является злой иллюзией или чем-то таким, в любом случае недостаточно хорошим. В этом состоит сатанистский бунт и война против природы. Конечно, есть противоречие в том, что многие сатанисты любят своих собак и кошек и хорошо находят язык с животным миром - здесь большая заслуга первичных инстинктов в человеке. Но, похоже, что окончательной целью является искусственный мир.

Однако большинство современных подлинных сатанистских групп все больше начинают использовать технологию. Наука и технология, как это ни удивительно, все больше приближают нас к жизни в искусственном, человеко-центрическом мире. Посмотри вокруг себя и везде найдешь искусственность. На Западе синтетическая обувь вытеснила сапоги из настоящей кожи, рэйон, орлон и другие синтетические материалы вытесняют хлопок, шерсть и другие натуральные ткани. Телевизор заменил очаг, как место, вокруг которого проходит жизнь современной семьи. Генная инженерия, клонирование, смена полов. Эра компьютеров также в будущем сделает свой вклад в становление наших жизней искусственными. Виртуальная реальность вытеснит причины заниматься какой-либо активностью. Все что тебе нужно, это сидеть в своем кресле и ты можешь делать все, что угодно и перемещаться, куда угодно (и это есть искусственность).

Я чувствую, что главнейшая разница между язычниками и сатанистами/оккультистами состоит в отношении к созиданию. Сатанизм является также очень нигилистической тенденцией. Как ашатрианец, я чувствую гораздо большую уверенности в потаенной мудрости природы и натурального мира, чем в изделиях и целях человеческих существ. Я не думаю, что человек набрался мудрости, которую можно было бы сравнить с его технологией. Я не убежден, что секс с машиной лучше или более желателен, чем с другим "настоящим" человеческим существом. Я люблю настоящие вещи. Я не чувствую стремления к человеко-центристской вселенной. Я чувствую себя интегрированной частью природы и не хочу, что бы было по другому. Нет, там есть конкуренция, борьба за выживание, она является большой часть жизни. Я знаю о свирепых и, по-видимому, слепых действиях природы. Я не мечтательный пастораль. Но мы знаем, где нужно грести, а где отдыхать в нашей лодке выживания в условиях природной мощи жизни. Нам не нужно убивать натуральный мир и заменять его каким-то бездушным человеко-центристским кошмаром. Я думаю, что те вещи, которые я высказал, логически передают конечные цели сатанистской философии, в том виде, в котором она существует. Множество подобных мыслей и целей можно найти в различных гностических верованиях и масонской философии.

В.: Одинистские группы сегодня все больше распространяются в Скандинавии. Имеете ли вы какие-то контакты с такими скандинавскими или германскими организациями?

О.: Да. Правда эти контакты налажены больше с конкретными людьми, чем с группами. И я и другие люди из нашей организации имеем много контактов в разных скандинавских странах, также, как и в Германии, Франции, Австрии, Литве, Голландии, Англии, Ирландии и России. Мы имеем очень жесткое соглашение с The Odinic Rite - они набирают членов везде по Европе, а мы сейчас формируем International Odinist/Asatru Alliance. Когда он будет создан, мы надеемся создать даже еще более крупный альянс с языческими folkish группами, включая группы в славянских странах и вообще повсюду. Не взирая на какие-то различия в деталях - главное, чтобы цели и приоритеты были одинаковы. Такой альянс позволит нам всем занимать более жесткую позицию и послужит всем нам в отношении роста организаций. Он также станет форумом для встреч и позволит распространять идеи и опыт.

Когда я использую слово "folkish", я подразумеваю группы, чьи верования твердо основаны на традиции их этноса. Не эклектические универсалистские группы, с их мульти-культурными воззрениями. Также есть группы, которые исповедуют одинизм, но являются немногим большим, чем нео-языческие эклектики. Мы чувствуем, что они являются не подлинными одинистами - не настоящая вещь.

Со временем я все больше убеждаюсь, что в языческом мире даже больше мульти-национальных сходств.

В.: Многие восточно-европейские организации призывают к очищению христианства и соединению его со "священными" элементами язычества. Что ты думаешь об этом? Имеет ли американское языческое движение жесткую антихристианскую направленность?

О.: Да, очень жесткую. Многие, кто нашел свой путь в язычестве, сделали это из-за реакции на христианство. Я не знаю никого, кто бы поддерживал соединение христианства и языческих религий. Каждый помнит, что множество христианских доктрин, священных мест и святых дней были узурпированы христианством и украдены у туземных языческих общин, завоеванных им. Христианство это религия, собранная ото всех народов понемногу. Для европейцев это невежественный чужак по духу. Это причина того, почему так много мучений, самоистязаний и безумств среди европейцев. Как может кто-то жить с верой и упреками другого народа, другой культуры, другого места и времени? В этом лежат корни сегодняшнего духовного кризиса европейского человека. Я чувствую, что мы должны полностью порвать со всеми универсалистскими верованиями с Ближнего Востока. Мы должны очистить нашу коллективное сознание от каждой капли этого ядовитого верования и мы можем когда-нибудь опять стать счастливыми, здоровыми и натуральными людьми. Людьми, которым комфортно с самими собой, сконцентрированными на своей собственной сущности. Мы слишком долго были жертвами культурного искажения того или другого типа. Ашатрианство это первое проявление прототипа индо-европейской религии. Это попытка исправления духовных и культурных искажений.

Наше презрение к христианству подобно человеку, моющему руки, среди общего беспорядка. Это возращение к себе таким, какими мы были и были предназначены быть, а не к таким, какими мы были спроектированы чуждым верованием. В то же время, мы не реакционеры, в смысле принятия стороны христианского Дьявола. Мы не хотим иметь ничего общего с их Богом, с их Дьяволом и с их антижизненной теологией. Военная оппозиция христианству не является необходимостью. Нам просто не интересны их откровения. Мы отвергаем христианство полностью, как религию, которая быстро отступает в пыль истории. Я не думаю, что большинство христиан сейчас даже представляют, во что они верят. Они представляют из себя очень смущенную и сбитую с толку группу людей. Я думаю, мы наблюдаем христианство в состоянии смертельного испуга. Оно достигло точки духовного старения.

В.: Что ты думаешь о Роберте Антоне Вильсоне (Robert Anton Wilson) и его дискордианизме? Какое у тебя отношение к его последователям типа Church of Sub-Genius?

О.: Я думая, Вильсон хороший писатель. Я думаю, он уникальный писатель во многих отношениях. Я не могу вспомнить никого, кто писал бы так, как он и на те темы, которые выбрал он. Я получил большое удовольствие от его книг: "Illuminatus Trilogy", "Ishtar Rising", "Sex And Drugs" и других. Я нашел его остроумным, юмористичным и развлекающим, как писателя и как мыслителя. Что касается его последователей и фанов по дискордианизму - я рассматриваю все это, как искусственное верование, как выдумку. Я определенно не воспринимаю ничего из этого, как серьезную политическую или духовную доктрину. Предлагаемая идея своей природой базируется на либертарианстве. У меня нет проблем с этим. Либертарианцы не сделали ничего плохого ни мне, ни кому-то еще, но если либертарианство это то, что ты хочешь, есть лучшие места, чтобы получить его напрямую, чем фантастические книги, предназначенные для развлечения.

В.: Что ты думаешь о европейской традиционалистской идеологии и организациях типа английской Third-Position? О таких писателях, как Рене Генон (Rene Guenon) и Юлиус Эвола (Julius Evola)?

О.: Я очень расположен к политике "третьей позиции". Что касается английских групп Third Position, то здесь надо делать различие между разными группами. Одна из них, похоже, пропагандирует христианскую линию мышления. Она пропагандирует христианство Фомы Аквинского и других, впечатленных христианством, писателей типа Хиллара Беллока (Hillare Belloc). Не то, чтобы есть что-то неправильное в чтении подобных работ, но я чувствую, что они не осмысляют все полностью философски. Если бы они это сделали, христианство не играло бы ни какой роли в их доктрине. Но я лучше попробую прокоментировать основные принципы "третьей позиции". Я также, как и они, поддерживаю "Европу сотни флагов". Я верю, что уменьшение размеров станет важным процессом в будущем. Я против супер-власти или моно-государственной политики. Мы все видели, или испытали на себе, как такие правительственные системы повлияли на жизни людей, вынужденных жить под их правлением.

В то время, как элита мировой власти бешено стремится консолидировать свой "Новый Мировой Порядок", повсюду начинают восставать повстанческие силы, стремящиеся достигнуть противоположных целей национального или регионального сепаратизма.

Даже в Америке сегодня мы имеем интенсивные конфликты интересов: расовых, политических, социальных, экономических и региональных. По мере того, как разрушение американской системы интенсифицируется (как и должно быть при демократии, которая быстро перерастает во власть толпы), причины для сепаратизма становятся все более и более очевидными, как наиболее рациональное и окончательное решение этих проблем. Политика "третьей позиции", возможно, сыграет главную роль в этом процессе сокращения размеров.

Я читал несколько книг Генона и нашел их пленительными и стимулирующими. Однако большинство из них очень абстрактны и непременимы к реальной жизни. Юлиус Эвола был тем человеком, который преподнес многие из мыслей Генона и спроектировал и сфокусировал близкие идеи для реального мира и сознания.

Книги Эволы очень эрудированны и предназначены для восприятия на всех важных уровнях - эзотерическом, политическом, социальном и культурном. Они являются огромным хранилищем знания, проницательности и мудрости. Его идеи очень мощны и дают тотальную перспективу для существования. Насколько я помню, наиболее важная его книга это "Revolt Against Modern World". В ней он синтезировал огромное количество знаний относительно архаичных, традиционных обществ и их развития и сравнил их с современным миром. Это дает читателю понимание того, что утеряно с приходом технологии и прогресса. Приводимые параллели очень сильно открывают глаза. Эвола, также, как и Освальд Шпенглер (Oswald Spengler) - писатель и мыслитель, книги которого ты не просто читаешь, ты по ним учишься и возвращаешься к ним снова и снова. Думаю, что я не соглашусь со всеми моментами книг Эволы, однако в них есть столько того, с чем я могу согласиться, что он является очень важным писателем для меня, а также и для всего поколения. Книги Эволы являются неотъемлемыми частями идеологического здания, которое мы строим. Только немногие из них переведены на английский язык и изданы. В этом состоит идеологическое преимущество Европы - она имеет огромное философское наследие, созданное такими очень мощными мыслителями, как Эвола, Генон, Сорель (Sorel), Юнгер (Junger) и т.д.

Сейчас Майкл Мойнихан находится в процессе реализации планов по американскому изданию книги Эволы "Man Above The Ruins". Мойнихан уже имеет лицензию на издание книги здесь и уже сделан замечательный перевод. У меня была возможность посмотреть несколько глав и я чувствую, что это очень важная работа. Еще одна книга, которая недавно была переведена на английский, называлась "Meditation On The Peaks", она содержала мысли Эволы о горах и альпинизме. Американский издатель уже купил права и несомненно, что она тоже выйдет в скором времени.

Русский художник, мистик и писатель Николай Рерих в своих книгах, также, как и в картинах, воздавал много дани уважения работам Эволы. Еще одним русским автором, просто обязательным для изучения, является Данилевский. Многие из его идей параллельны идеям Шпенглера.

Отличный журнал Майкла Волкера (Michael Walker) The Scorpion сконцентрирован на представлении этих и других важных мыслителей англоговорящему читателю. Этот журнал является очень хорошим источником для изучения европейских мыслителей и я настоятельно рекомендую его всем, задумывающимся о будущем.

Европа дала миру социальную и политическую философию Эволы и Генона. С другой стороны, в сравнении с Америкой, в духовной сфере в Европе наблюдается пустота.

Америка по каким-то причинам выглядит гораздо более прогрессивной и развитой в духовном направлении. В то время, как американцы могут многому научиться у европейских мыслителей, Европа может получить не меньше, изучая наш духовный опыт последних 25-30 лет. Нео-язычество является, в первую очередь, американским феноменом. Большая часть из затраченных здесь усилий была направленна на оживление подлинной духовности европейцев. В то время, как многие европейцы видят духовную пустоту и ищут что-то, что могло бы ее заполнить, остальные вокруг предаются воспоминаниям прошлого. Мегалиты, священные источники и другие остатки нашего архаичного прошлого. Очень часто трудно увидеть лес за деревьями. Однако христианство в Европе пустило гораздо больше корней, чем в европейских колониях в Северной Америке. Я надеюсь, что вместе, европейцы и евро-американцы, через обмен опытом и идеями, мы найдем нашу коллективную душу и снова станем народом, единым в сердце и духе. Вот то, чего намерены достигнуть Folkish Asatru - воссоздание племени евро-человека. После того, как эта цель будет достигнута и только после этого, мы сможем перейти к следующему эволюционному шагу - подлинной Человеческой Галактике. В этом заключается наша судьба, но она вынуждена ждать, в то время, как глупые и бесчестные политики ведут нас вниз к живому аду на земле.

В.: В России имеет некоторое распространение мнение, что скандинавы и славянские народы имеют много общего. Даже древний славянский бог-громовержец Перун является персонификацией норвежского бога Тора. Большинство русских языческих письменных источников были уничтожены христианами в средние века и возможно, что возрождающееся русское язычество может найти свои корни в одинизме, путем сближения со скандинавским языческим движением. Что ты думаешь об этом?

О.: Я верю, что те, кто думают подобным образом о схожести между скандинавами и славянами находятся на верном пути. Даже имя Россия взято от имени шведского викингского племени Рус. Многие города в России, Украине и прилегающих районах были основаны русами или варягами. Викинги очень активно занимались торговлей вдоль Днепра и Волги. Ранние русские князья происходили из Скандинавии. Первый русский царь Рюрик и его дружина были русами и пришли из Швеции.

По-видимому, в период экспансии викингов в Скандинавии был взрыв рождаемости. Прямые потомки викингов расселились в России, также, как и на Британских островах, Французской Нормандии и многих других регионах Европы.

В дополнение к этому скандинавскому наследию, русские могут также претендовать и на наследование различным индо-европейским племенам и народам степей. Благодаря находкам русских археологов в таких скифских могильниках, как Пазурюк, стали доступны некоторые отличные, хорошо сохранившиеся предметы и мумии, принадлежащие ранней индо-европейской культуре.

Я уверен, что православная церковь, как и все христианские церкви, требует строгого и беспрекословного подчинения ее доктринам, однако, в то же время, я не думаю, что притеснение и уничтожение русской народной культуры было столь же решительным, как действия романской католической церкви в Западной Европе. Нет сомнения, что много следов русской народной культуры все еще сохраняются в сельских районах.

Еще одна причина того, что ашатрианство может быть хорошим путем для России состоит в том, что ашатрианство, как оно существует сегодня, является наиболее приближенным, насколько это только возможно, вариантом прото-индо-европейской религии. Если почитать работы Джорджа Думайзеля (George Dumizel), станет видно, что сегодняшнее ашатрианство является выражением индо-европейской души. И, несмотря на то, что в ранний период возрождения, ашатрианство, в основном, восходило к скандинавским источникам, я чувствую, что сегодня оно становится гораздо шире. Мы также берем много моментов из других индо-европейских культур и духовных верований. Знание, которое оказалось утраченным в одной этнической группе, часто выживает в какой-то другой. Учитывая эти факторы нам часто удается заполнить логические бреши в нашем знании.

В результате исследований и опыта, The Asatru Alliance of North America имеет нечто все более и более похожее на прототип индо-европейской религии. В результате мы приглашаем других европейцев присоединиться к нам - это не эксклюзивный клуб для одних скандинавов. Также мы всегда счастливы помочь другим найти их подлинный путь и распространить с ними наши идеи, традиции и опыт.

Что касается тесных взаимоотношений русских и скандинавских одинистов - это отлично. Но я думаю, что за пределами Скандинавии есть группы, развившие эту религию в большей степени, чем это произошло в Скандинавии и Исландии. Я поддерживаю контакты с людьми, побывавшими в Исландии и они говорят, что люди, считающие себя исландцами изучают собственную культуру и руны по книгам американского автора Эдреда Торссона (Edred Thorsson). Когда я впервые услышал об этом, это особенно поразило меня, но, однако, это действительно так - наши наследственные пути и предания в основном утеряны всеми индо-европейскими народами.

The Odinic Rite, чья штаб-квартира располагается в Лондоне, может быть лучшей организацией, с которой могли бы контактировать русские, интересующиеся одинизмом и ашатрианством. Это хорошо устроенная организация, имеющая группы и членов в большинстве западно-европейских стран.

В.: Испытываешь ли ты или твоя организация давление со стороны американского правительства или других официальных структур?

О.: Не открыто и не напрямую. Я верю, что они втайне пытались инфильтрировать наше движение. Нам попадалось некоторое количество людей, про которых мы узнавали, что они являлись (хотя бы когда-нибудь) сотрудниками правительственных разведывательных служб. Наиболее часто Национального охранного агентства (NSA). Это агентство, насчитывающее 150000 служащих. ЦРУ уже давно не многим более, чем фигура речи, а NSA является основной шпионской организацией американского правительства. К примеру, один бывший оперативник NSA придерживался, по его заявлениям, резко-правой ориентации. Другой, также по его заявлениям, был лефтистом. Оба пытались вступить к нам и оба вызвали у нас очень сильные подозрения.

Слежка за отечественными организациями в США, возможно, во все времена была на высоком уровне. И всегда в прошлом подобная деятельность федеральных агентств очень мало предавалась гласности. Большая часть их грязных фокусов, заказных убийств и шпионство проводится группами так называемых "Сторожевых псов" ("Watch-Dog"). Это, выглядящие частными, организации, занимающиеся деятельностью, направленной против правых политических деятелей. В любом случае ясно одно - эти группы действуют под покровительством правительства. Они обмениваются между собой данными и, похоже, что полностью в курсе положения дел.

Здесь вообще существует большое количество различных правительственных агентств, занимающихся разведывательной деятельностью внутри страны. К примеру, и армейская и морская разведки в прошлом были известны обширным шпионажем за частными гражданами. В связи с ослаблением холодной войны стало несколько труднее юридически обосновывать огромные затраты и ненормально большое количество сотрудников американских разведывательных агентств. Единственным оправданием, все еще убеждающим общественность в необходимости их существования, является международный терроризм.

Если ашатрианство/одинизм не является главной целью подобных организаций, то, возможно, они тратят свои силы на какие-то другие группы, которые, по их мнению, представляют для них угрозу.

В.: Не мог бы ты рассказать о твоих планах на будущее?

О.: Я надеюсь выпустить, в самом близком будущем, новый двойной компакт Changes. Он будет содержать баллады, записанные около полутора лет назад. Также вскоре должны появиться майки Changes - на них спереди будет изображена картинка с обложки "Fire Of Life", а сзади текст заглавной песни.

Также я работаю над моим сайд-проектом Soul Of Steel - надеюсь, что в следующем году выйдет компакт с материалом, записанным под этим лэйблом. Он, в основном, будет содержать стихи, произносимые под фоновую музыку и посвященные природе одинизма. Предполагаемое название альбома "The Cutting Edge".

Я продолжаю писать маслом и периодически представляю свои работы на обозрение публике. Также я рисую иллюстрации для Vor Tru и некоторых других журналов.

Из более расплывчатых планов - книга, в которой будут собраны мои интервью, в том числе и это. Всего около 80000 слов. Все интервью будут отредактированы и сведены в один текст, что бы избежать повторов. Кроме того, там будет длинное интервью-беседа с Майклом Мойнихэном, который, также, будет редактором книги.