:zoviet-france:

"Popular Soviet Songs and Other Youth Music" (Staalplaat)

"Ложь порождает "вождей", ложь убивает и радость, и творчество, и надежду,"- сказал однажды в истории "Industrial Records" Генезис Пи-Оридж.

Гирт-Ян , глава одного из влиятельных издателей современного андеграунда - голландского лэйбла Staalplaat, не ошибся, сказав что "приносит удовлетворение создать что-либо и это хорошее чувство, которое провоцирует попытку быть отличительным и лучшим, чем другие" и, доверившись собственным инстинктам в поисках людей, бросающих вызов, переиздал в этом году на компакте вышедшую в 1985г. известную работу мистериозных британских индустриалистов из Ньюкэстла ZOVIET-FRANCE "Popular Soviet Songs and Other Youth Music" (Популярные советские песни и другая молодёжная музыка). Объёмный труд, поражающий в очередной раз слух, воображение и жёсткое физическое пространство своей смелой дадаистской звуковой смесью конструктивистского и промышленного нойза, ритуальных и эзотерических инстинктов и являющий очередное пришествие мятежного Бена Понтена со товарищи.

"Мы ищем в музыке что-то ещё, иное, нечто, что лично для нас очень много значит, и чего не найдёшь будучи музыкантом в обычной группе. Большинство из них состоят из шоуменов, пытающихся приподнести аудитории нечто вроде развлечения. Мы в этом совершенно не заинтересованы. Нам интересна СИЛА музыки, с помощью которой человек пролучает установку, и которая обнажает части твоей собственной личности перед самим собой, а также служит посредником в достижении проявления некоторых примитивных инстинктов и подсознательных импульсов, исходящих из головы каждого, но большинство людей не умеют давать этому выход..."

Зародившись в эпоху расцвета иновационной европейской музыки 70-х, захваченные идеями раннего германского прогрессива (Can, Faust, Rraftwerk), прорывом environment sound и дебютного Throbbing Gristle, классическими разработками Штокхаузена, Пьера Булеза и Лучано Берио, с любовью к шуму игнорируя традиционный подход к музыке, Zoviet-France создали непривычную, цикличную и абстрактную, как полотна Малевича и Кандинского музыку, звуковую палитру, ранее негде не существовавшую и не поддающуюся идентификации. Вплоть до самообнажения и погружения слушателя в транс, провоцируя его на инстинктивные ассоциации.

"Мы делаем музыку всегда. Делать музыку нам нравится больше, чем любая другая интеллектуальная или физическая деятельность, которой мы занимаемся. Всё остальное подчинено и вторично. То, как мы делаем музыку, помогает нам выйти в иное измерение сознания без попыток звучать претенциозно; мы просто выключаем все сознательные чувственные элементы восприятия и начинаем делать музыку. Когда мы кончаем и выходим из этого состояния, это очень опустошает сначала, и всегда приходит чувство - немедленно после записи - что всё, что мы сделали, это куча мусора..."

Свободное пространство эксперимента не предпологает какие-либо традиционно устоявшиеся фетиши и тотемы. Или же ориентиры, уже давно потерявшие свой первоначальный смысл, ныне расставлены исключительно по желанию созидающей личности. Свободное пространство предполагает, напротив, среду, в которой языки и культуры имеют склонность смешиваться и являться нам в совершенно непредсказуемом контексте, рождая слушателю в работах Zoviet-France плотные минималистические ритм-конструкции с наслоением импровизационных тем в образе Человека, состояния его души и окружающего его мифа.

Используя в качестве источника звука собственные музыкальные инструменты и собрание объектов, редактирующих и репроцессирующих его через новейшие кассетные и звуко-технологии, "странная" группа Zoviet-France преображают окружающий шум и звук в музыку - эзотерическую и тёмную, расчищая путь к признанию другим "сумасшедшим" евро-постиндустриального авангарда, как Nocturnal Emissions, Test Dept. и др., одновременно ограждаясь и отрекаясь от принадлежности к индустриальным традициям. Впрочем, как и других предрассудков, становясь на протяжении эволюционного десятилетия мягче в музыкальных изысках, но одновременно и сложнее, мудрее, экстремальнее, ещё менее доступнее, чем в ранние годы в плане идей, изложенных в их "шоковой музыкальной терапии".

В добавление к вышеизложенному стоит упомянуть и о поистине фетишистской страсти участников Zoviet-France к необычному оформлению своих релизов, что делает их чем-то особенными, отличными от других уникальными объектами, созданными с духовной значимостью. В поддержку репутации группы, в этом смысле вышедший на Staalplaat "The Popular Soviet Songs..." представляет собой лимитированный set из трёх компактов, скреплённых между собой кокардой бывшей Советской Армии, партия которых, по слухам, была украдена в прошлом году одним из наших соотечественников, майором СА, и тайком переправлена из Санкт-Петербурга в Роттердамскую гавань.

"Мы очень быстро раскусили идею культа личности и осознали, что это является основным средством контроля, используемого в музыкальной индустрии, и поэтому мы осознано держали свои лица в стороне. Мы решили создать совершенную антитезу этому. Мы никогда не допускали печатать свои фотографии,или почти никогда, и мы никогда даже не определяли себя как личности..."

P.S. Да, и не ищите на новом релизе группы знакомых с детства пионерских маршей и первомайских гимнов эпохи нашего славного прошлого. Они давно прошли переработку в мясорубке юмора и звука участников группы. И в этом они без сомнения опередили нас и историю.

Игорь ВАГАНОВ с использованием материалов "Grand National Day" и "ND"


Send mail to alien@ic.ru with questions or comments about this web site.
Copyright © 1997 Achtung Baby!
Last modified: Март 31, 1998